суббота, 24 июня 2017 г.

Что все-таки значит женская поза? Тест

Что все-таки значит женская поза? Тест



Давным — давно известно, что женщина — существо загадочное и непостижимое. А уж о характере её и говорить нечего — головоломка, каких поискать! Но есть на свете мудрецы, которые пытались её разгадать. Например, те, кто составил этот тест. Так что, женщины и мужчины, думаю, каждый найдет его для себя интересным!


Узнать о характере прекрасной половины можно по той позе, в которой она обычно сидит или стоит. Выбираем подходящую из тех, что представлены на картинке и смотрим внизу, что же это значит.

А — Вы уравновешенны, практичны, терпимы. Все признают, что вы преданны и чистосердечны в дружбе. Некоторая холодность во внешнем облике порой мешает вам наладить контакт с окружающими.

Б — Вы любите быть в центре внимания. У вас активный темперамент, вы знаете, чего хотите, и добиваетесь этого. Ваша интеллигентность и сильный характер выражаются в том, что вы проявляете гибкость и необходимую трезвость во взглядах. Увлекающаяся, уверенная в себе, вы не склонны к покорности и предпочитаете властвовать.

В — Вам трудно отказаться от осуществления какого-либо намерения или идеи. Однако будьте осторожны, ибо твердость характера может обратиться вам во вред, если вы не сумеете быть гибкой в общении с окружающими.

Г — Вы честолюбивы и часто нетерпеливы в осуществлении своих замыслов и планов. Азартный, довольно возбудимый темперамент побуждает вас к предприимчивости. Ваши способы общения, энергичность и динамизм – вот ваши козыри, но надо время от времени обуздывать свой темперамент.


Д — Подобное положение ног особенно часто встречается у женщин очень сдержанных, недостаточно уверенных в себе и даже нерешительных. Такие черты могут вызвать повышенный интерес к женщине. Может быть, вас считают чересчур сложной натурой. Благодаря своей привлекательности и такту вам удастся добиться, чтобы вас правильно оценили.

Е — Независимо от того, какую ногу вы кладете сверху, вы уверены в себе. Женщина, умеющая жить и использующая это умение,– вот что вы собой представляете.

Ж — Вы искренни, честны, а потому ваша прямолинейность не раздражает окружающих. Для вас характерны такие качества, как точность, методичность, педантизм, врожденное стремление к порядку, граничащее порой с манией. Внешне вы выглядите несколько холодноватой, но это обманчивое впечатление. У вас золотое сердце.

З — Вы сдержанны и замкнуты, занимаете выжидательную позицию и чаще всего находитесь в обороне. Не способны вынести даже малейшего упрека, настолько у вас сверхчувствительная натура. Окружающие боятся ваших реакций и избегают вступать с вами в разговор. Этот недостаток контактов порождает у вас чувство изолированности.

И — Вы очень нерешительны, чрезмерно щепетильны, что огорчает вас, но вы ничего не можете поделать с собой. Избегаете людей и часто проводите время в уединении. Тем не менее, вы настолько тонко разбираетесь в себе и в людях, что способны дать очень точный анализ. Склонны переоценивать свои способности

К — У вас властная ревнивая натура. Вы любите всегда и во всем быть первой, доминировать над окружающими, с вами нелегко общаться. Что касается возможных перемен, особенно в вашей личной жизни, то здесь вы проявляете нерешительность.

Эдуард Асадов - Пока мы живы


Пока мы живы, можно всё исправить,
Всё осознать, раскаяться, простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,

Друзей, что оттолкнули, возвратить.

Пока мы живы, можно оглянуться,
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы... Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели,
И попросить прощенья не смогли...

Когда они уходят в тишину,

Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает нескольких минут
Понять – о, Боже, как мы виноваты!

И фото – чёрно-белое кино.
Усталые глаза – знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,

За не звонки, не встречи, не тепло.
Не лица перед нами, просто тени...
А сколько было сказано "не то",
И не о том, и фразами не теми.

Тугая боль, – вины последний штрих, –
Скребёт, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя – не можем...

Источник

8 сокровенных мужских травм


Совсем недавно, имея в своей психотерапевтической практике большинство клиентов мужчин, я все чаще стала задумываться о том, как все-таки сложно быть современным мужчиной в нашем обществе. Ведь мужчине с пеленок предъявляются нечеловеческие требования о том, что он должен быть сильным, не должен плакать, обязан заботиться о своей семье, обеспечивая материальный достаток. При этом проявлять свои эмоции считается непростительной слабостью. «Настоящий» мужчина должен соответствовать определенным ожиданиям, конкурировать с другими мужчинами, исполнять различные социальные роли. Не допускается, что он имеет право заниматься внутренним поиском и прислушиваться к зову собственной души.


Отсутствие достойного реального образца маскулинности, ритуалов инициации, а так же воздействие негативного материнского комплекса приводят к тому, что мужчине практически невозможно почувствовать себя зрелым человеком, способным доверять себе и любить себя, строить и поддерживать честные и доверительные отношения с окружающими. В современном мире мужчины растут под гнетом Образа Мужчины – недосягаемого идеала, Бога Сатурна, который, по древней легенде, пожирал своих детей, несших угрозу его власти.

На эту тему известным юнгианским психоаналитиком Джеймсом Холлисом была написана замечательная книга «Под тенью Сатурна», почерпнутыми мыслями из которой я хочу поделиться в этой статье. Целью статьи является обзор распространенных в книге эмоциональных мужских травм, их происхождение и способы исцеления в рамках психодинамической терапии. Итак: «Жизнь мужчины, как и жизнь женщины, во многом определяется ограничениями, заложенными в ролевых ожиданиях». Общество распределяет социальные роли между мужчинами и женщинами, не учитывая истинные индивидуальные потребности каждой отдельной души, обезличивая и лишая естественной уникальности каждую отдельную личность. Каким бы ни был первоначальный запрос клиента в кабинете психотерапевта, истинной скрытой причиной обращения к психологу является негласный протест против избитых установок для мужчин «Не проявляй эмоций» «Умирай раньше женщин» «Никому не верь», «Будь в потоке» и т.д. Современный среднестатистический мужчина не может даже допустить мысль о том, чтобы обнажить душу, показав свою ранимость и страхи в присутствии других мужчин, в лучшем случае, и это уже большая победа, он идет к психотерапевту, чтобы разобраться в своей неудовлетворенности жизнью. «Жизнь мужчины в существенной мере управляется страхом».

Современным мужчинам с детства «вживляют чип» не признания неосознавания страха, установку, что мужская задача - подчинить природу и самих себя. Неосознанное ощущение страха гиперкомпенсируется во взаимоотношениях. Страх материнского комплекса компенсируется либо желанием во всем потакать, доставлять женщине удовольствие, либо чрезмерно властвовать над ней. В отношениях с другими мужчинами приходится конкурировать; мир воспринимается как темный, бурный океан, от которого не знаешь что ожидать. С реализацией таких установок мужчина никогда не испытывает удовлетворения, потому что, пуская пыль в глаза окружающим, он все равно внутри ощущает страх маленького мальчика, попавшего в ненадежный и враждебный мир, в котором нужно скрывать свои истинные эмоции и постоянно играть роль непобедимого, дерзкого «мачо». Это ощущение себя беззащитным напуганным мальчиком, тщательно скрываемое от других и от себя, теневая сторона личности или «тень» проецируется на окружающих или отыгрывается в социально неприемлемом поведении.


Проявляется проекция в виде критики других, осуждения, высмеивания. Компенсируя свой страх, мужчина хвастается дорогой машиной, высоким домом, статусной должностью, пытаясь внешней маскировкой скрыть свое внутреннее ощущение беспомощности и несостоятельности. Так сказать, «свистеть в темноте» - значит вести себя так, как буд - то ты не ощущаешь страха. В психотерапии мы обозначаем, признаем «Тень» и интегрируем ее, укрепляя, таким образом, истинное «Я» клиента. Самой сложной частью психотерапевтической программы является признание клиентом своих страхов и истинных проблем. Ведь для мужчины признать свои страхи – это расписаться в своей мужской несостоятельности, это значит признать свое несоответствие образу мужчины, стать проигравшим, неспособным защитить свою семью. И этот страх страшнее смерти. «Феминность в мужской психике обладает огромной властью».

Самыми первыми и самыми сильными для каждого человека являются переживания, связанные с матерью. Мама – это источник, из которого мы все берем начало. То как во время беременности, до рождения, мы погружены в тело матери, мы так же погружены в ее бессознательное и являемся его частью. Рождаясь, мы впервые отделяемся, сепарируемся физически от нее, но остаемся еще какое-то время (кто- то дольше, а кто-то так и не смог отделится за всю жизнь) психически одним целым с ней. Но даже после отделения мы неосознанно пытаемся воссоединиться с мамой через Других – супругов, друзей, начальников, требуя от них безусловной материнской любви, внимания и заботы, посредством сублимации или проекции ее черт на других.
Мать – это первая защита от внешнего мира, это центр нашей вселенной, из которого, через наши взаимоотношения с ней, мы получаем информацию о своей жизненной силе, о своем праве на жизнь, что является фундаментом нашей личности. В дальнейшем роль матери исполняют воспитатели, учителя, врачи, преподаватели. Большую часть информации о себе мужчины получают от женщин. И тот материнский комплекс, о котором шла речь ранее в этой статье, проявляется в потребности в тепле, комфорте, заботе, привязанностях к одному дому, работе.
Ощущение мира развивается из первичного ощущения феминности, т.е. через нашу женскую часть. Если в самом начале жизни потребности ребенка в еде, эмоциональном тепле удовлетворены, он и в дальнейшем чувствует свое место в жизни и свою сопричастность ей. Как однажды заметил З.Фрейд, ребенок, о котором заботилась мать, будет чувствовать себя непобедимым. Если же матери «не хватало», то в дальнейшем будет ощущаться оторванность от жизни, своя ненужность, ненасытность в удовлетворении потребности в радостях жизни, неосознавание своих истинных потребностей.

В психотерапии по методу символдрама важным этапом является удовлетворение этих архаических, оральных потребностей. Наряду с вербальными техниками психотерапевт использует определенные образы для визуализации. Но, избыточная, поглощающая личность материнская любовь может и искалечить жизнь ребенка. Многие женщины, пытаются реализовать свой жизненный потенциал через жизнь своих сыновей. Конечно, усилия таких матерей могут поднять мужчину на такие высоты успеха, на какие он сам вряд ли смог подняться. Многие личностные истории известных мужчин подтверждают это. Но мы говорим здесь о внутреннем психическом состоянии мужчин, душевной гармонии и ощущении полноты жизни. И эта душевная гармония редко связана только лишь с социальным успехом. В моей психологической практике есть много историй довольно богатых и социально успешных мужчин, которые, несмотря на внешнюю успешность, испытывают невыносимую скуку и апатию к жизни. Для того, чтобы освободиться от материнского комплекса мужчине нужно покинуть комфортную зону, осознать свою зависимость, точнее зависимость своего внутреннего ребенка, от материнского суррогата (объекта на который он проецирует образ матери).

Найти свои ценности, определить свой жизненный путь, осознать свой детский гнев по отношению к жене, подруге, которая никогда не сможет соответствовать его инфантильным требованиям. Как бы стыдно ни было, большинству мужчин необходимо признать и отделить свои отношения с матерью от реальных отношений с женщиной. Если этого не произойдет, то они и дальше будут отыгрывать свои старые, регрессивные сценарии в отношениях. Прогресс, взросление требует, чтобы молодой человек пожертвовал своим комфортом, своим детством. Иначе, регрессия в детство будет сродни стремлению к самоуничтожению и бессознательному инцесту. Но именно страх перед болью, которую вызывает жизнь, определяет неосознанный выбор регрессии или психологической смерти.
«Ни один мужчина не сможет стать самим собой, пока не пройдет конфронтацию со своим материнским комплексом и не привнесет этот опыт во все последующие отношения. Только заглянув в пропасть, разверзшуюся под ногами, он сможет стать независимым и свободным от гнева» - пишет Джеймс Холлис в своей книге «Под тенью Сатурна»

В психотерапевтическом процессе, для меня является ярким маркером, когда мужчина все еще ненавидит мать или женщин. Я понимаю, что он по-прежнему ищет защиты или пытается избежать давления со стороны матери. Конечно, во многом процесс отделения зависит от уровня осознанности, характера собственных материнских психологических травм, которые определяют стратегии поведения и психическое наследие ребенка. «Мужчины хранят молчание с целью подавить свои истинные эмоции». У каждого мужчины есть в жизни история, когда он, будучи мальчиком, подростком, поделившись своими переживаниями со сверстниками, позже очень жалел об этом. Скорее всего, его осмеяли, начали дразнить, после чего он чувствовал стыд и одиночество. «Маменькин сынок», «сосунок», ну и масса других обидных слов для мальчика…

Эти травмы никуда не деваются и остаются во взрослой жизни, независимо от существующих достижений. Тогда, в детстве, он принял одно из основных «мужских» правил – скрывай свои переживания и неудачи, молчи о них, не признавайся, бравируй, как бы плохо тебе ни было. Об этом никто не должен знать, иначе ты - не мужчина, иначе ты – тряпка. И огромная часть его жизни, а возможно и вся, пройдет в доблестных сражениях против прошлых детских унижений в искаженной субъективной реальности. Как рыцарь, закованный в латы с опущенным забралом. Грустно. Мужчина пытается подавить свою внутреннюю феминность, играя роль мачо, требуя от жены удовлетворения инфантильных потребностей в материнской заботе и внимании, одновременно подавляя женщину, устанавливая над ней контроль. Человек подавляет то, чего боится.

Не принимая свою женскую часть внутри себя, мужчина старается игнорировать свои эмоции в себе и подавить, унизить реальную женщину, которая находится рядом с ним. Эта «патология» делает невозможным установление близких отношений в семье. В любых отношениях мужчина попадает в зависимость, там, где мало знает о себе. Он проецирует свою неизведанную часть психики на другого человека. Часто мужчина испытывает приступы ярости по отношению к женщине. Проявление ярости связано с избыточным влиянием матери, при «нехватке» отца. Гнев скапливается при нарушении личностного пространства ребенка, нарушении его границ в виде прямого физического насилия, либо чрезмерного влияния взрослого на жизнь ребенка. Возникшая психологическая травма может привести к социопатии. Такой мальчик, будучи взрослым, не сможет заботиться о близких. Его жизнь полная страха, заставит страдать любого, кто будет рядом и захочет построить с ним семью или доверительные отношения. Он не может выстрадать свою боль сам и заставляет страдать Другого. 

Это будет происходить до тех пор, пока мужчина не примет свою эмоциональную, женскую часть, избавится от материнского комплекса. «Травма является необходимой, так как мужчины должны покинуть мать и психологически выйти за рамки материнского». Переход от материнской зависимости к мужской сопричастности, отцовской природе сопровождается не только характерными физиологическими изменениями в теле мальчика, но и сильными психологическими встрясками, переживаниями, травмами. Психологические травмы способствуют интеграции инфантильного бессознательного материала личности. Бессознательным инфантильным материалом мы называем безопасность и зависимость - жертву, которая необходима для перехода мальчика в мир мужчин. У разных народов были (у некоторых и есть) свои ритуалы членовредительства – обрезание, прокалывание ушей, выбивание зубов. В любых таких ритуалах присутствует повреждение материального (материя-мать). Старейшины племени, таким образом, лишают мальчика опоры, защиты, того, что может обезопасить, т.е. аспектов материнского мира. И это являлось проявлением величайшей любви к юноше. Как трудно современным мужчинам без всякой помощи преодолеть этот великий переход!
«Ритуалы не сохранились, не осталось мудрых старейшин, отсутствует хотя бы какая-то модель перехода мужчины к состоянию зрелости. Поэтому большинство из мужчин остается при своих индивидуальных зависимостях, хвастливо демонстрируя свою сомнительную мачо-компенсацию, а гораздо чаще страдая в одиночестве от стыда и нерешительности» Д.Холлис «Под тенью Сатурна» Первой стадией преодоления материнского комплекса является физическое и позже психическое отделение от родителей. Раньше, способствующим этому отделению являлся ритуал похищения мальчика неизвестными ему старейшинами в масках. Лишая его уюта и тепла родительского очага, участники ритуала давали мальчику шанс стать взрослым. Необходимым элементом второй стадии переходного ритуала была символическая смерть. Инсценировались захоронение, либо проход по темному туннелю. Мальчик преодолевал страх смерти, проживая символическую смерть детской зависимости. Но, несмотря на символическую смерть, новая взрослая жизнь только зарождалась.

Третья стадия – ритуал возрождения. Это Крещение, иногда присвоение нового имени и т.д. Четвертая стадия – это стадия обучения. Т.е. приобретение знаний, которые требовались юноше, чтобы он мог вести себя как зрелый мужчина. Кроме того, ему сообщают о правах и обязанностях взрослого мужчины и члена сообщества. На пятой стадии было суровое испытание – изоляция, проживание определенного времени, не слезая с коня, бои с сильным противником и т.д. Заканчивается инициация возвращением, в этот период мальчик ощущает экзистенциальные перемены, в нем умирает одна сущность и рождается другая, зрелая, сильная. Если современного мужчину спросить ощущает ли он себя мужчиной, он вряд ли сможет ответить. Он знает свою социальную роль, но при этом, часто, понятия не имеет что значит быть мужчиной. «Жизнь мужчины полна насилия, так как насилию подвергается их душа». Неотреагированный гнев в отношениях с матерью в детстве, проявляется во взрослой жизни мужчины в виде раздражительности.

Этот феномен называется «смещенным» гневом, который изливается при малейшей провокации, чаще бывает более мощным и не адекватным ситуации. Отыгрывать свой гнев мужчина может поведением, нарушающим социальные нормы и правила, совершая сексуальное насилие. Насилие по отношению к женщине – следствие глубинной мужской травмы, связанной с материнским комплексом. Внутренний конфликт в виде страха перед травмой будет переноситься во внешнее окружение, и с целью самозащиты, он будет стараться скрыть свой страх путем доминирования над Другим. Мужчина, стремящийся к власти, это незрелый мальчик, одолеваемый внутренним страхом. Другая стратегия поведения мужчины одолеваемого страхом - стремление к чрезмерному самопожертвованию ради того, чтобы доставить удовольствие женщине.

Современные мужчины редко говорят о своем гневе и ярости, не испытывая при этом стыда. Они часто выбирают молчать о своих чувствах, оставаясь в одиночестве. И эта ярость, не высказанная и не проявленная во вне, направляется вовнутрь. Проявляется это в виде саморазрушения себя наркотиками, алкоголем, трудоголизмом. А так же в виде соматических заболеваний – гипертонии, язвы желудка, головных болей, астмы и др. Необходимо разорвать материнские узы, пережить травму, что приведет к дальнейшему личностному росту и качественному изменению жизни.
«Каждый мужчина тоскует по отцу и нуждается в общении со старейшинами своего сообщества». «Дорогой отец, Ты недавно спросил меня, почему я говорю, что боюсь Тебя. Как обычно, я ничего не смог Тебе ответить, отчасти именно из страха перед Тобой, отчасти потому, что для объяснения этого страха требуется слишком много подробностей, которые трудно было бы привести в разговоре. И если я сейчас пытаюсь ответить Тебе письменно, то ответ все равно будет очень неполным, потому что и теперь, когда я пишу, мне мешает страх перед Тобой и его последствия и потому что количество материала намного превосходит возможности моей памяти и моего рассудка». Франц Кафка «Письмо отцу»
Так начинается известное произведение, и я знаю, что большинство современных мужчин именно в этом хотели бы признаться своим отцам. Давно ушли в прошлое те времена, когда дело, ремесло, профессиональные секреты в семье передавались от отца к сыну. Связь отца с сыном разорвана. Теперь отец покидает свой дом и идет на работу, оставляя свою семью. Уставший, придя с работы, отец хочет только одного – чтобы его оставили в покое. Он не чувствует что может быть достойным примером для своего сына. Конфликт между отцом и сыном в современном мире – обычное дело. Он передается из поколения в поколение. Трудно сегодня найти пример для подражания ни в церкви, ни в правительстве, нечему особенно учиться и у начальника. Мудрое наставничество, так необходимое для мужского взросления, практически отсутствует. Поэтому, большинство мужчин испытывают жажду по отцу и скорбят о его утрате. Мужчине нужны не столько знания, сколько отцовская внутренняя сила, проявляющаяся в безусловном принятии сына, таким, какой он есть. Без «навешанных» своих ожиданий, неудовлетворенных амбиций. Истинный мужской авторитет может проявиться вовне только из внутренней силы. Тем, кому не посчастливилось почувствовать свой внутренний авторитет вынужден всю жизнь уступать другим, считая их более достойными или компенсируя ощущение внутренней слабости социальным статусом. Не получив достаточно внимания отца, его позитивного наставничества мальчик старается это внимание заслужить. Затем он всю жизнь пытается заслужить внимание любого Другого, кто чуть выше его по статусу, либо богаче. Молчание, невнимание отца расценивается мальчиком, как доказательство своей неполноценности (если бы я стал мужчиной, то заслужил бы его любовь). Раз я ее не заслужил, значит я так и не стал мужчиной. «Ему нужен отцовский пример, помогающий понять, как существовать в этом мире, как работать, как избегать неприятностей, как строить правильные отношения с внутренней и внешней феминностью» Д.Холлис «Под тенью Сатурна» Для активизации собственной маскулинности ему необходима внешняя зрелая отцовская модель. Каждый сын должен видеть пример отца, который не скрывает своей эмоциональности, он ошибается, падает, признает свои ошибки, подымается, исправляет ошибки и идет дальше. Он не унижает своего сына словами: «не плачь, мужчины не плачут», «не будь маменькиным сынком» и т.д. Он признает свой страх, но учит с ним справляться, преодолевать свои слабости. Отец должен научить сына, как жить во внешнем мире, оставаясь в ладу с самим собой. Если отец отсутствует духовно или физически, происходит «перекос» в детско-родительском треугольнике и связь сына с матерью становится особенно сильной. Какая бы хорошая не была бы мать, ей совершенно невозможно посвятить сына в то, о чем она не имеет ни малейшего представления.

Только отец, мудрый наставник может вытащить сына из материнского комплекса, иначе психологически, сын так и останется мальчиком, либо попадет в зависимость от компенсации, став «мачо», скрывающим преобладающую внутреннюю феминность. В процессе психотерапии человек осознает свои страхи, уязвимость, тоску, агрессию, проходя, таким образом, через травму. Если этого не происходит, человек продолжает искать своего «идеального» родителя среди псевдопророков, поп-звезд и т.д. поклоняясь и подражая им. «Если мужчины хотят исцелиться, им следует мобилизовать все свои внутренние ресурсы, восполнив то, что в свое время не получили извне». Исцеление мужчины начинается в тот день, когда он становится честным с самим собой, отбрасывая стыд, он признает свои чувства. Тогда становится возможным восстановление фундамента его личности, освобождение от липкого серого страха, преследующего его душу. С этим практически невозможно справиться в одиночку, для исцеления нужно время. В терапии на это может уйти полгода, год, а может и больше. Но выздоровление возможно и вполне реально.


Ольга Павлова: «Я выбираю доверие — оправдано или нет, но я верю в светлое в людях…»


Проект Саши Варламова «Клуб состоявшихся женщин. Творческая мастерская» — это цикл интервью с женщинами, которые, по мнению автора, состоялись как личности и делают наш мир ярче и добрее, придавая ему смысл и целостность. 
С удовольствием публикуем интервью Саши Варламова с Ольгой Павловой.

«Мне 39 лет. Мои занятия: бизнес-психолог, ключевой организатор бизнес-событий для менеджеров по персоналу (HR-Конгресс, HR-Фестиваль, HR-Клуб более 10 лет); собственник компании Центр делового роста, бизнес-тренер с 1998 года.

- Ольга, из чего складывается ваше ощущение мира?

— Мое ощущение мира складывается из моих ценностей, из моего опыта, из сопоставления того, что со мной происходит, с тем, что для меня важно. Как будто у меня есть внутренние ключики (лакмусовые бумажки) — как мне то, что сейчас происходит, нравится ли мне это, развиваюсь ли я в этом, люблю ли я это, тепло ли мне от этого?

- Расскажите о своих ценностях.


— Безусловно, основное — это любовь. Любовь к семье, детям, друзьям, работе, мужу, миру. Это моя семья, мои отношения с детьми, я сама, мои границы, вообще быть собой и быть разной, для меня это, безусловно, возможность проявления себя, свобода — для меня большая ценность.

Отношения с людьми, возможность развития, уникальность других людей. Я выбираю доверие — оправданно или нет, но я верю в светлое в людях. Наш мир, наша жизнь в целом построена на доверии, и я его очень ценю. А еще для меня ценны: внутренняя гармония и баланс разных сфер.

- Вы осознали это с опытом?

— Да, это результат опыта, это результат осознанных выводов из прошлых событий.

- Опыт был непростым?

— Опыт был разным. С одной стороны, все мы родом из детства, особенно непростого. С другой стороны, поиск себя, становление, умение отстоять границы, поверить в себя, не уйти с выбранного пути – большинство проходит через это. Как ни странно, сложным также был опыт принятия себя, своей независимости, и вообще осознания того, что я отдельный человек — не важно замужем я или не замужем, есть у меня дети и ли нет, не важно, в какой организации я работаю. Осознание себя и умение не сливаться с окружающими были непростыми. Такие границы выстраиваются часто через боль, но иногда и через радость. У меня есть такая потребность — сливаться с окружающими.

- Трудно ли без мужской поддержки — финансовой, физической, психологической и иных?

— В принципе трудно жить без поддержки. Может ли женщина справиться одна – да, конечно. В моей жизни как-то так сложилось, что большая часть женщин, которых я знаю, рассчитывали в первую очередь на себя, и у них скорее был вопрос в том, как научиться мужскую поддержку принимать. Мне, например, было очень сложно с этим. Идея о том, что «я сама — все сама», даже конкуренция внутри семьи — интересный опыт в моей жизни. Не самый приятный, но так есть.


А в целом — недавно прочитала статью, что каждому селф-мейд мену (сэлф мейд – это целая философия жизни, согласно которой человек делает себя сам, такими словами также называют и людей, которые добились успеха самостоятельно и без помощи других) кто-то помогал. Я думаю, это правда — кому-то преподаватели, кому-то начальник на первой работе, кому-то собственник компании, кому-то мама или сестра, кому-то мужья или жены.

Умеет ли человек использовать поддержку и благодарить за нее, вот вопрос.

- Предательство было?

— Предательство было. Очень острое ощущение предательства не так давно стало подарком судьбы. Это наложило отпечаток на мою внутреннюю позицию, внутренние вопросы, и в итоге с одной стороны — это жуткая боль, жуткое переориентирование, какой-то эмоциональный хаос; а с другой стороны — драйв, потому что я очень быстро поняла, что мне этот опыт дан для того, чтобы понять, что я – это я, и я остаюсь собой.

Неважно как люди ко мне относятся, и что они делают — я увидела в сложном моменте свою попытку зависеть от людей, в том числе зависимость от общественного мнения, свою попытку подстроиться под людей и переложить на них какую-то ответственность за свое счастье, за свои цели.

С другой стороны, с полным обнулением реальности появился драйв от того, что я все равно остаюсь собой. Ощущение свободы и крыльев, и у меня потрясающая метафора возникла — вдруг ты ощущаешь себя абсолютно без опоры — все, она выбита у тебя из-под ног, и ты вдруг чувствуешь крылья, и ты не понимаешь — это чувство полета от того, что ты падаешь, или ты все-таки летишь вверх.

Но чувство полета, оно есть, и я сосредоточилась на этом чувстве полета, и это было прекрасно — и в итоге я лечу, я не упала. Причем с удивительным чувством полноты, с радостью от того, что я осталась со своими ценностями, выбрала их, а не скандал, обиды и прочее.

- Предательство идет от зависимости, от привязанности?

— Да.


- Привязываться не стоит?

— Нужно оценивать привязанность и зависимость — это не одно и то же. Привязанность нельзя доводить до зависимости, нужно быть благодарным людям, нужно ценить людей, которые рядом с тобой, можно любить их, но не ждать, что они наполнят тебя взамен на то, что ты им отдаешь.

Ну и в тоже время, если люди не наполняют тебя, если люди тебя используют, и ты видишь, что они берут твою энергию и не возвращают тебе обратно, нужно вовремя остановить эти отношения, выйти из них и не пытаться их налаживать больше и больше — не бояться остаться без них.

Зависимость — это страх остаться без источника энергии. Вот это нельзя допускать.

- Люди всегда понимают, что они делают?

— Нет.

- Они могут делать что-то по ошибке?

— Люди все эгоисты и они делают все так, как им выгодно. Бессознательно, конечно. Есть люди, которые жестоки специально. Это те, у кого свои проблемы, свои травмы — это их жизнь. Я в такой жизни не хочу участвовать.

Есть люди, которые жестоки по незнанию, по недомыслию — Бог им судья, это другая история. В любом случае, специально они это делают или нет, я им не судья.

- Как вы относитесь к тем, кто идет к своей цели, не глядя под ноги?

— Когда мы идем по головам – это не надежная опора. Я думаю, такими людьми движет страх, очень глубинный, который они не осознают в себе. Страх собственной бесценности, страх остаться в нищете, страх быть не узнанным, страх не быть — не состояться, и как следствие страха — гонка по бездорожью, бегство, в том числе, от себя.


Я знаю много таких людей, в какой-то момент они останавливаются, они начинают обвинять окружающих, они считают, что окружающих нужно наказать и проучить. Никто из них не говорит «Я иду по головам, и сейчас кину двух, трех человек и получу то, что мне надо…».

Люди, как правило, оправдывают свой способ продвижения проблемами окружающих и говорят, что имеют на это право, «так как окружающие сами виноваты». Я думаю, что эти люди в глубине души очень несчастны. Среди таких людей я не видела счастливых.

- Все они, по сути, еще и трусы?

— Мы все трусы в какой-то степени. У нас у всех есть страхи, это нормально. Вопрос в том, что все сволочи по сути своей и все трусы, и одиночки, и неосознающие люди — люди, которые далеки от себя — часто несчастные люди.

- Что для вас означают такие понятия, как любовь и карьера?

— Любовь — источник энергии в душе, теплый ключик, который поддерживает, направляет, наполняет, придает смысл.

Карьера — часть признания, символ развития, источник вдохновения в профессиональном развитии.

- Любовь и карьера входят в число непременных составляющих счастья?

— Любовь да, карьера нет. Любимое дело – да.

- «Весь мир лежит во лжи», — Шекспир. Ложь, это предательство?

— Да. Но, это за пределами моих границ. Для меня это не ценно. А то, что я с человеком планирую делать какие-то вещи, и планирую строить с ним жизнь, и мы договариваемся, как мы будем все делать, и человек говорит тебе «я тебя всегда поддержу», а в какой-то момент он убирает стул, на который ты садишься — вот это я считаю предательством.


- Вы всегда говорите себе правду, или бывает, что обманываете себя?

— Боюсь, что да.

- Бывает такое, что правда для одного — обман для вас?

— Я думаю, что обман, это когда человек дает заведомо иную информацию, чем ту, которая соответствует действительности. Я понимаю, что у каждого своя реальность, но есть некие общие коды. Вот мы говорим о том, что один это один, а два – это два, и мы с человеком договорились, что белое это этот цвет, а не другой, а в итоге человек выходит за дверь и говорит: — Ну, в общем, мы тут с Ольгой договорились, что теперь мы называем белый цвет – зеленым. — Но, мы же не договаривались об этом, — вот это я называю враньем.

Я допускаю, что у каждого своя справедливость, и у каждого может быть и своя правда. Но, если человек говорит, что мы договаривались с ним о чем-то, а мы не договаривались и наоборот — вот это я считаю враньем — искажение объективных фактов, которые мы оба принимаем как объективные.

- Вы идеалист?

— Скорее перфекционист. Я за честность, и стремлюсь быть реалистом, стремлюсь максимально договариваться о каких-то вещах, чтобы не тратить потом на это время и силы — мне жаль тратить их на ерунду. И я всегда демонстрирую уважение, согласовываю границы, насколько я могу это сделать, а когда этого нет в мой адрес и навстречу мне, и мне приходится время тратить на то, чтобы по-новому договариваться — и в третий, и в четвертый раз об одном и том же, и в итоге человек не соблюдает свои договоренности — меня это раздражает.

- Разве не Бог распоряжается — что человеку дать, а что отнять?

— Есть замечательная притча, которая определяет границу между собственной ответственностью и Божьей волей. У человека был цветок и человек сказал, – Я не буду поливать этот цветок, если есть на то воля Божья, то цветок и будет жить, а если нет, то зачем и мне его поливать. И к этому человеку приходит Архангел и говорит, – Ты не имеешь права так поступать, потому что есть воля Божья на то, чтобы цветок появился, а то, что ты можешь о нем заботиться – это твоя ответственность.

И точно так же, когда человек решает, — Я не буду принимать лекарство, потому что, если есть воля Божья на то, чтобы я болел, то я буду болеть, а если есть на то, чтобы я поправился – я поправлюсь. Это точно такое же безответственное отношение к себе, как к тому цветку. Для меня то, что с нами происходит, это все от Бога, конечно, но нам могут посылаться испытания, которых мы не ждем, и с нашей точки зрения, какие-то вещи не логичны, но сточки зрения Высшей силы и с точки зрения Божественной воли – все эти вещи логичны.



- Кто занимается вашими детьми?

— Я сама.

- Насколько вы их контролируете?

— Очень сложный вопрос. Я хочу думать, что я детей контролирую в той степени, в какой могу обеспечить их безопасность. Во всех остальных вопросах я даю им свободу и возможность проверить последствия каких-то вещей. Старшему сыну 18 лет, и он живет отдельно, и контролировать его у меня нет никакой возможности, и все, что я могу делать — это, по возможности, максимум заботы. Я скорее направляю детей. У меня такое повернутое сознание в том плане, что я понимаю, что в любой момент они могут остаться без меня, и я хочу, чтобы они умели думать сами, и задумывались о последствиях своей жизни. Я искренне рада возможности быть с ними даже в простых, бытовых вещах. С ними очень интересно разговаривать, и только от меня зависит, смогу ли я из рутинных дел сделать общий праздник.

- Сможете ли вы принять их такими, какие они есть, даже если это не соответствуют вашим представлениям?

— Для меня однозначен тезис: «Я люблю детей, главное, чтобы они были здоровы и счастливы, но так, как это выгодно и удобно им».

- Возможно ли, чтобы ваши дети смотрели на мир вашими глазами, а не своими?


— Я хочу, чтобы мои дети смотрели своими глазами на мир. Я отношусь к детям так, как будто это честь для меня — быть проводником в их жизни. Я готова им помогать и поддерживать, проявлять себя и двигаться по своей линии, и в определенных вопросах я хочу показывать им всю полноту их возможностей. Моя ответственность — это, в том числе, и ограничение их и объяснение им каких-то вещей. Но, в общем и целом, задача родителей — жить своей жизнью, а детям давать возможность проявляться самим.

- Распространено мнение, что женщины, которые чрезмерно пекутся о своих детях и даже подчиняют их своей воле — часто это те, кто лишен личной жизни…

— Я думаю, что это все очень индивидуально, потому что есть такое понятие, как страх. И вопрос не в личной жизни или в отношениях с мужем, а в ощущении своей собственной жизни.

Человек пытается контролировать детей, пытается контролировать свою жизнь — вероятнее всего, эти женщины контролируют не только детей, они, наверное, пытаются контролировать все в своей жизни, в том числе и мужа. И контролировать можно по разному, можно контролировать — присматривая, что происходит, а можно контролировать — подчиняя себе. Держать руку на пульсе — да, понимать что происходит — да, но давить и определять поведение других людей — такое я категорически не принимаю — категорическое «нет».

И я так понимаю, что когда вы говорите о контроле детей, то речь идет о том, что человек пытается определять и жизнь других людей, и их выбор. По-моему, речь идет о глубокой внутренней неуверенности в этом случае.

- Всякий диктат в семье или где угодно — это результат внутреннего страха?

— Да.

- Состоявшаяся женщина — это та, которая смогла справиться со своими страхами?

— Я думаю, да. И принять те, которые остались, и научилась ими управлять.

- Какие страхи есть у вас?

— Безусловно, это страх за благополучие семьи, за родных и близких. Страх — это животное чувство, которое показывает нам границы — не заходи туда, не залезай сюда. И, может быть, в некоторых случаях Бог дает нам эти страхи, чтобы мы умели осторожно ходить по краю пропасти.

Вопрос в том, чтобы делать это в той степени, в какой это не разрушает нас самих и не разрушает наши отношения. Потому что от страха за детей, можно задавить их до такой степени, что разрушишь и себя, и личность ребенка. Наверное, когда Господь дает нам это чувство страха, он также дает нам и разум, чтобы управлять им.

И есть еще один очень сильный страх — заснуть. Перестать чувствовать пульс жизни, ее развитие.

- Насколько стоит быть самостоятельной и независимой?

— На 100 процентов.

- Женщина и семья (муж, дети, родители…) — это непременный набор слагаемых в женской судьбе, или возможны варианты?

— Конечно, возможны варианты. Каждый — кузнец своего счастья. У каждого своя формула счастья. Просто не стоит забывать, что любой человек – это не эфемерный эльф, а вполне живое существо, эмоции и разум которого, зависят, в том числе, и от его физиологии (мозг, гормоны). Списывать это со счетов – отрицать очевидное и пытаться быть выше природы. Поэтому большинство женщин, конечно, подпитываются энергией в браке и семье.

- «Непременно родить ребенка, и тогда жизнь обретет смысл!» — для женщины это аксиома? Кого женщина рожает — свое подобие или самостоятельного человека?

— Это аксиома, но не для каждой женщины. Смысл жизни не должен быть в ребенке, у каждого своя жизнь. Женщины часто проходят исцеление любовью ребенка, и их жизнь приобретает дополнительный сильный мотиватор, если у женщины все хорошо со здоровьем и психикой. Конечно, большинство женщин — счастливые мамы, и это прекрасно, но это не аксиома. И если кто-то не хочет или не может рожать или взять ребенка на воспитание — это их полное право. Лучше заниматься другим важным делом, чем впихивать себя в стереотипы, от этого хуже только и детям, и мамам.


Что касается второй части вопроса — я думаю, что женщина рожает самостоятельного человека. Наверное, психологически, глубоко, это ощущается как продолжение себя, но стоит понимать что ребенок – не рука и не нога, он не собственность родителей. Если речь обо мне, то я стремлюсь передать детям вкус к тем радостям, которые понимаю и ценю сама, но это форма заботы, а не опеки. Я понимаю, что я умру рано или поздно, и я бы не хотела, чтобы дети жили за меня. Пусть проживут свою жизнь.

- Часть нашей эмоциональной жизни проходит в так называемом вакууме, потому что мы сами возводим определенные стены…

— Здесь два момента. Вы говорили о том, что мы сами возводим для себя эмоциональные стены и создаем вакуум вокруг себя, а потом идем куда-то там налево или направо и пытаемся отыскать на стороне то, чего сами же себя и лишили… А вопрос то в нас, в том, что мы эти стенки поставили. Надо работать над пониманием себя, пытаться познакомиться со своими источниками эмоций, понять, что это важно, и задаться вопросом — можно ли создавать эти эмоции внутри семьи и, вообще, внутри своей жизни? Или нужны дополнительные стимулы?

Я считаю, что в большинстве случаев необходимые эмоции можно создавать внутри своей семьи. Но, если так сложились отношения, что мы живем с человеком, который нас разрушает, и разрушает нашу эмоциональную жизнь, и никак не принимает нас со всеми нашими изюминками и сюрпризами, и если нет диалога и взаимодействия, то значит нужно выйти из этих разрушающих отношений, и создавать свою новую реальность. Создать свою новую территорию, и на этой своей новой территории создавать те эмоции, которые нам важны, интересны и приятны.

- Вас часто удивляли ваши собственные поступки?

Несколько раз в жизни. И если говорить честно, то есть ли вещи, о которых я сожалею.

- Это всегда негатив?

— Нет, абсолютно нет.

- Как часто вы кардинально меняли свое отношение к жизни?

— Раза два — три. Первый раз, когда остро стал вопрос заработка. Появилась цель — и я нашла идеи, решения, и мы с подругой организовали интересные нам проекты. И вдруг оказалось, что я могу быть и решительной, и организованной…

Потом мне захотелось платьев и бантиков, и появились иные предпочтения… А потом, вдруг, резко стало все неинтересно… И я перестала проводить в офисе по 8-12 часов. Вернулся фокус на себя и своих близких. 

- Что значит для вас понятие «состоявшаяся женщина»?

— Метафора пазла (игры-головоломки) — составившаяся в себе, соединившая в себе разные интересы, части. Женщина, которая нашла свое любимое дело и развивается в нем. Взрослая женщина, которая принимает жизнь, людей, понимая, что идеальных вещей не существует. Женщина, которая научилась выстраивать отношения и чувствует точку опоры в себе…

- Анализ собственной жизни, собственного содержания, собственных мотиваций — это не всегда то, из чего состоит жизнь?

— Я вообще бы сказала, что надо меньше думать, а надо больше жить. В момент, когда ты принимаешь свою спонтанность, то поступки перестают удивлять. У меня был такой опыт — осознанная жизнь и жизнь в постоянном анализе, это не совсем одно и тоже. В осознанной жизни ты живешь душой, живешь своим опытом, ловишь какие-то свои фильтры, мотивации — они у всех есть. Мы все в чем-то не совершенны. Мы все имеем опыт жизненный, который на нас потом влияет, и фильтры свои, которые меняют наше восприятие — розовые, зеленые, черные, в крапинку…

И у меня был опыт, когда я понимала, что начинаю жить по-другому, а модели мыслительные – прежние… Вот однажды, я еду на работу, вся в мыслях о проектах и клиентах, вижу зеленые листья и я останавливаю машину, отменяю встречу и иду в парк гулять… Я была удивлена… Было ли это негативно? Для меня это был огромный драйв. Это был очень важный поворот в моей жизни, хотя, конечно, было страшновато.

- Что для вас мода? Это следование общепринятому шаблону, или соответствие своему внутреннему чувству гармонии?

— Второе. Мода сегодня — это, скорее, отражение новых элементов философии, душевных порывов, элементы свободы. Мода — это возможности. Я нахожу в моде то, что для меня важно, тренды, которые меня вдохновляют. Такая массовая мода, как была в 90-е на джинсы-«пирамиды» или «мальвины», мне непонятна и, по-моему, сегодня есть выбор. Но мне кажется, подростки склонны выбирать модные образы и клонировать их ради принадлежности к стае, и это есть во всем мире и было во все времена. Одни из самых жестких правил дресс-кода я наблюдала в тех группах, которые пытаются быть «не такими как все», в итоге они внутри своей группы очень похожи.


Я помню, мы с подругой в 16 лет это заметили, и я поняла, что хочу быть разной. Под настроение, ситуацию, но быть собой и быть разной.

- Чему в моде следует уделять больше времени, а чему меньше?

— Составляющей своей индивидуальности – больше внимания. Находите то, что вы хотите усилить: силу, романтизм, игру? Мне очень нравится, что сейчас есть возможность соблюдать образ в мелочах. Сегодня мода дает возможность создавать образы, а не подбирать одежду.

- У вас есть свой собственный стиль, или вы все еще в поиске?

— Думаю, есть элементы этого стиля. Как сказал 10 лет назад один мой друг: «Городская романтика тебе очень идет». Но поиск и примерка нового будут продолжаться, и современные модные веяния часто созвучны моим душевным порывам.

- Часто ли макияж является маской, за которой прячется содержание, суть?

— Я думаю, что это просто возможность. Это способ подчеркнуть свою суть, подходящую для той или другой ситуации. На работе — один макияж, вечером — другой, где-то — вообще без макияжа.

Это легкая маска, которая расставляет акценты. Она не прячет полностью, она должна помогать человеку, вот мне, например, макияж однозначно помогает, он проявляет во мне ту энергию, которая мне нужна, и я чувствую себя увереннее тогда.


- А если макияж скрывает суть?

— Нет, он должен подчеркивать суть человека.

- Как вы относитесь к тем, кто думает не так, как думаете вы?

— Я отношусь ко всякому выбору с уважением. Это — чей-то выбор. Каждый имеет право на свой выбор. Зависит, наверное, от моей ситуации — что мне нужно от этого человека? В каких-то ситуациях я предпочту просто не замечать, что выбор не такой, а макияж какой-то чрезмерный… Точно так же, как дресс-код — все должно быть уместно. Если человек использует неуместный макияж в течение дня — вечерний, к примеру, то я просто сделаю какие-то выводы для себя — насколько можно доверять этому человеку. Осуждать я такого человека не буду. Ну, нравится — пусть делает. В некоторых случаях меня напрягают люди, которые вообще без макияжа…

В контексте делового общения, когда нужно проявить какую-то заинтересованность в окружающих и в некоторых других случаях, отсутствие макияжа — как будто бы человек не видит границы между обычной повседневной и жизнью настоящей, когда он должен проявить заинтересованность в людях. Это меня может напрягать, хоть я лично макияжем пользуюсь не каждый день.

- Всегда ли, женщине стоит демонстрировать свою сексуальную привлекательность?

— Думаю, что не всегда. Я точно знаю, что, по исследованиям, в первые секунды общения у людей происходит внутренняя оценка — интересен мне этот человек, как сексуальный партнер, или нет? Это происходит без нашей воли, а просто, базовая часть мозга производит эту оценку. Честно скажу, что в большинстве случаев ответ положительный, но активно соблазнять — это уже совсем другая история.

- В основе всех позитивных взаимоотношениях находится секс?

— Нет. Это работа биологической части мозга, которая отвечает за какие-то направления — наша духовная составляющая и наш мозг даны нам для того, чтобы уметь справляться с этим и управлять этим на пользу мира. Когда женщина постоянно находится в состоянии обольщения, это говорит о ее неудовлетворенности — у нее не закрыт этот вопрос. Ну и хорошо, пусть она его и закрывает. Это происходит не с каждой женщиной, я думаю, что таких меньшинство.

- Конкурсы красоты среди женщин — умаляют ли они природные женские преимущества априори? 


— Все зависит от цели. Изначально эти конкурсы создавались, чтобы обратить внимание на достоинства женщины, как явления — на красоту женщины, как на очень важную часть мира. Честно сказать, я думаю, что все женщины прекрасны. Но если это приводит потом к превращению женщины в объект потребления, то мне такое не нравится. Я не осуждаю конкурсы красоты, и все зависит от организаторов — что они транслируют.

- В чем обычно соревнуются женщины?

— Любой конкурс — это игра. Это не агрессия, это не попытка подавить других. Это игра для зрителей, в которой они могут увидеть разные образы. Зритель в конкурсе должен выбирать образ, и зритель как бы говорит, — Мне созвучны вот эти ценности и вот эти… Происходит воспитание зрителя в том числе. Сейчас прошел конкурс миссис Россия, его победительницей стала женщина из Санкт-Петербурга — безусловно, красивая женщина. При этом я считаю, что красивых женщин 90%, ну, или скажем так, что большинство женщин при определенном макияже и одежде будут выглядеть красивыми.

Но вопрос в том, что эта женщина своей победой транслирует, о том, что для нее главное? Оказывается — это семья, дети (у нее их шестеро, и она православная). Она рассказывает в интервью о том, что ее ведет вера в жизни. Конечно, остаются люди, для которых красота — объект физического потребления. Правильная длина ног, правильная длина волос… Но это зависит, в том числе, и от человека, который смотрит — красота в глазах смотрящего.

Я этой женщиной, которая победила в Петербурге — искренне восхищаюсь. Она — гармоничный образ, она — гармонична в своей сути, и через этот конкурс у нее появляется возможность говорить о современной красоте женщины в мире, и о том, что сегодня она важнее, чем многое другое…

- «Состоявшаяся женщина» — это вершина, за которой следует спуск по склону с другой стороны, это остановка и покой или это непрерывный подъем?

— Это путь, конечно. Для меня остановка и покой — малодоступны пока. Я бы сказала, что это удовлетворение от собственного развития, это знание себя и своих ценностей, это ощущение своего места в жизни. Это плато, с которого открываются новые горизонты.