понедельник, 12 декабря 2016 г.

Почему люди хотят быть как все?




Люди с лёгкостью перенимают привычки своих ровесников и соглашаются с идеями большинства, даже если те заблуждаются. Повторяя друг за другом и за родителями, дети учатся играть, сидеть за столом, правильно держать вилку. Животные с помощью социального обучения могут очень быстро освоить, например, новый способ добывать пищу. 
Но похожие процессы делают нас жертвами рекламы и политической пропаганды, а также заставляют свидетелей менять свои показания в суде, подстраивая их под показания других свидетелей. Учёные уже не один десяток лет пытаются понять, как конформизм работает, что он нам даёт, похоже ли конформное поведение людей на конформное поведение животных. А совсем недавно появились способы изучить, что именно происходит в мозге, когда мы принимаем чужое мнение за своё. 

Как птицы образуют социальные сети? 
В прошлом десятилетии синицы по всей Англии научились прокалывать крышку из фольги на стеклянных бутылках, чтобы дотянуться до сливок. Было понятно, что птицы быстро перенимают новые навыки своих сородичей, но никто точно не знал, как это происходит. В новом исследовании британских орнитологов, опубликованном в журнале Nature, доказано, что птицы могут передавать совершенно новый, искусственный навык, образуя огромные социальные сети. 

Исследователи из Оксфорда обучали четырёх больших синиц из Оксфордшира добывать мучных червей. Для этого птицам нужно было открыть дверцу кормушки в специально изготовленном ящике (puzzle-box, как называют его авторы). Две птицы из одной субпопуляции открывали дверцу, надавливая на её правую красную часть, а две птицы из другой популяции надавливали на левую, синюю, половину. Ящики с дверцей, червями, видеокамерой и разными датчиками учёные расставили в 65 точках. 
Почти все птицы одной субпопуляции, наблюдая за другими птицами, научились открывать дверцу кормушки и с другой стороны 
Синицами уже давно занимаются в Оксфорде, поэтому почти 90 % птиц помечены специальными микрочипами. Когда птица залетала в коробку за очередной порцией червей, учёные могли узнать точно, что она уже умела и чему научилась. 
Исследователи выяснили, что почти все птицы одной субпопуляции, наблюдая за другими птицами, научились открывать дверцу кормушки и с другой стороны. Были птицы, которые умели выполнять оба действия, но чаще вели себя так, как было принято в их субпопуляции (хотя вне зависимости от цвета птицы получали одинаковое количество пищи). 
Кроме того, навык сохранялся у птиц в нескольких поколениях. По словами Люси Аплин, одного из авторов исследования, это практически можно назвать традицией открывания дверцы у больших синиц. Это исследование одним из первых демонстрирует, как именно социальная конформность работает у птиц. 

Почему обезьяны меньшие конформисты, чем люди? 
Люди куда более склонны к социальному обучению и конформизму: дети, к примеру, способны к такому поведению уже в 2 года. 
Учёные из института Макса Планка сравнивали, как дети и обезьяны повторяют за своими близкими. В исследовании приняли участие 18 детей в возрасте 2-х лет, 12 шимпанзе и 12 орангутангов. В первой части эксперимента они должны были угадать, в какое из трёх отделений коробки надо кинуть мячик. Если они угадывали, то получали награду: дети — шоколад, обезьяны — орехи. Так дети и обезьяны точно знали, какое из трёх отделений коробки принесёт им желаемое угощение. 
Во второй части эксперимента в комнату запускали их ровесников, которых заранее обучили опускать шар в другую часть коробки. Через некоторое время ребёнок пренебрегал тем, что может получить вознаграждение, и закидывал шар в то же отделение, куда его закидывали остальные дети. А вот обезьяны вознаграждением не пренебрегали и очень неохотно повторяли за своими сородичами. 
Социальная конформность у людей привлекает уже не одно поколение учёных. Ещё в 1950-х годах Соломон Аш продемонстрировал, как человек меняет своё мнение под давлением большинства. В его экспериментах люди называли одинаковыми абсолютно разные по длине полосы, если так утверждали остальные участники группы. 

Австралийский психолог Левандовский в одной из своих работ говорит, что именно из-за конформности люди становятся жертвами дезинформации. Например, перед выборами президента в 2009 году в Америке распространили дезинформацию о месте рождения Барака Обамы. Несмотря на неоспоримые факты, многие американцы долго сомневались в том, может ли он быть президентом. 


Почему мы всегда соглашаемся с большинством? 
Сильное расхождение с решением большинства расценивается мозгом как ошибка. 
Василий Ключарев, в настоящее время руководитель департамента психологии ВШЭ, вместе со своими голландскими коллегами продемонстрировал, какие именно отделы мозга активируются, кода ваше мнение становится уникальным. В работе, опубликованной в журнале Neuron в 2009 году, женщины оценивали привлекательность других женских лиц с помощью системы баллов. Испытуемые лежали в магнитно-резонансном томографе, который помогает судить об активности разных отделов мозга по изменениям притока крови. После ответа испытуемым показывали «мнение большинства»: случайная оценка выше, ниже или совпадающая. 
Во второй части эксперимента женщинам показывали те же самые лица, но уже без оценки. В результате участники эксперимента меняли решение в соответствии с мнением большинства. В тот момент, когда испытуемый видит, что ответил не как все, у него активируется центральная часть поясной извилины и деактивируется прилежащее ядро. Центральная часть поясной извилины находится на внутренней поверхности мозга, между двумя полушариями — она же активируется, если мы распознаём ошибку в своих действиях. Прилежащее ядро нередко называют центром удовольствия. Стимуляцию именно этого участка крысы предпочитают пище, сексу и жизни. Оказалось, что, когда человек узнаёт об общем мнении, активность прилежащего ядра коррелирует с тем, изменит ли он свою оценку в следующей части эксперимента. 
Но люди далеко не всегда соглашаются с мнением большинства и меняют свою точку зрения, когда узнают об обмане. Именно процессом «восстановления» своего собственного мнения заинтересовались учёные из Англии и Израиля. 
На 52 людях учёные проверяли, как работает мозг, когда мы меняем своё мнение. Все испытуемые смотрели видеоролик, в котором полицейские депортируют нелегальных иммигрантов. Затем они проходили тест из 400 вопросов и ложились в томограф, где отвечали ещё раз. Одновременно с вопросом им показывали фотографии и ответы 4 человек, которые тоже участвовали в эксперименте. Их ответы были ненастоящими: часть из них полностью противоречила первому ответу испытуемого, а другие содержали разные варианты. Другой группе не показывали фотографии других людей: им сообщили, что это ответы компьютерных алгоритмов, анализирующих видеоролик. 
Через 2 недели была проведена третья часть эксперимента. Людям сообщили, что ответы других людей были сгенерированы случайно и им нельзя верить. После этого люди опять ложились в томограф и проходили тест. 
В первой группе ответы испытуемых смещались в сторону большинства во второй части опыта, а потом обратно в третьей части. Во второй группе люди не меняли свои ответы по сравнению с первым тестом. Учёные узнали, что во время коррекции ответа активируется наружная часть префронтальной коры — это передний отдел мозга, который регулирует сознательные действия. Именно этот отдел мозга, по мнению авторов, играет решающую роль в «исправлении» своей точки зрения. 

Для повышения личной выгоды индивидууму рационально следовать за большинством 
В момент дезинформации активируются два отдела мозга — миндалина и гиппокамп. Учёные попытались построить модель того, как эти два отдела влияют на активность наружной префронтальной коры, которая эту ошибку корректирует. Отдел мозга, отвечающий за страх (миндалина), модифицировал работу участка, связанного с формированием памяти (гиппокампа). Вероятно, они подавляли активность префронтальной коры, которая исправляет точку зрения человека. Исследователи пока воздерживаются от интерпретации того, как именно воспоминания могут быть модифицированы общественным мнением. 
В заключение авторы отмечают, что именно баланс механизма конформного поведения и механизма восстановления первоначальной «точки зрения» мог играть огромную роль в эволюции людей и других социальных животных. 
Василий Ключарев в одной из своих статей ссылается на идею Ричарда Докинза об эволюционно стабильном поведении большинства. Согласно Докинзу, поведение большинства отражает наиболее выгодную стратегию поведения. Для повышения личной выгоды индивидууму рационально следовать за большинством. С точки зрения самого Ключарева, в современном обществе конформность нередко может приводить к нежелательным последствиям для человека.


Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи