вторник, 28 марта 2017 г.

Работа с психологическим бесплодием в практике гештальт-терапевта!


Запросы, предъявляемые женщинами с нарушением репродуктивной функции психотерапевту, можно разделить на следующие большие группы:
Не умею доверять партнеру;
Не умею быть женщиной;
Не сложились отношения с матерью.

Приведем несколько историй-запросов с примерами стратегии психокоррекции в каждом случае:

История первая.


Уже два года как я замужем. Отношения с мужем очень хорошие, мы всё делаем вместе, готовим, убираем, гуляем, ходим в кино, поддерживаем друг друга в интересах. Все конфликты решаем, не повышая голоса друг на друга. Не могу назвать нашу сексуальную жизнь бурной, но вполне удовлетворительной. Муж очень хочет ребенка, я, в принципе, тоже не против. НО… Моё желание иметь ребенка с ним стремительно уменьшается, когда я наблюдаю его за компьютерной игрой. Для меня в этот момент он превращается в подростка, и мне становится страшно, что придется одной нести всю ответственность за воспитание детей и содержание семьи. Сложно доверять наше общее будущее подростку. Хочется гарантированной безопасности, иначе расслабиться не получается, постоянная тревога присутствует в фоне.

Работа терапевта строится вокруг установки клиентки: я умею брать ответственность, нести ответственность, но не умею доверять партнеру. Вопрос, который требует прояснения для самой клиентки: это ответственность или контроль? Ответственность – социальное чувство, которое можно и нужно разделить с партнером. Контроль же порождается тревогой, глубоким личным инстинктивным стремлением к безопасности. Задача терапевта помочь клиентке докопаться до истоков тревоги: «В какой момент я начала контролировать все, что происходит? Какой травмирующий опыт оказался для меня слишком непереносимым? Когда все вышло из под контроля, и мир изменился навсегда?». А также удерживать клиентку от переноса раннего травматического опыта на текущие отношения с партнером: мой партнер – не тот же самый человек, который подорвал мое доверие к миру. Убеждение женщины: «Если я буду все контролировать, то ничего непредвиденного не произойдет. Я все время буду начеку, всегда буду готова предотвратить катастрофу» – превращает её жизнь в тотальное сопротивление самой жизни, непредсказуемой и многогранной, что поглощает огромное количество психической энергии, создает в теле блоки и зажимы, помогающие психике эту энергию удерживать, вместо того, чтобы позволить ей свободно течь, а организму правильно функционировать.


История вторая.

Я люблю секс, НО… Было бы идеально, если бы он состоял только из предварительных ласк. Остальное тоже неплохо, но не так упоительно. В объятиях и поцелуях я получаю то признание и подтверждение моей ценности, которого не получила в раннем детстве. Это тот недополученный мною опыт, знание о себе, на который я могла бы опереться в дальнейшем развитии как полноценного Человека. Если честно, до сих пор не понимаю, в чем преимущество быть Женщиной. Все мои попытки научиться женственности в подростковом возрасте пресекались матерью на корню: «косметика только для проституток», «носить брюки – это удобно и безопасно», «стрижка «под мальчика» - красиво и не хлопотно», «лучшая подруга – первый враг», и т.д. Отец вообще отсутствовал в моей жизни. И сейчас я социально успешная, внешне взрослая женщина, которая пробует себя в отношениях как подросток. Ищу в них безопасность и принятие, там до сексуальности ещё далеко. Моя сексуальность похожа на подражание фильмам для взрослых, и выражает лишь стремление понравиться мужчине.

Сценарий, разыгрываемый клиенткой: в отношениях с партнером я стремлюсь вернуться в период младенчества, когда я получала удовольствие от телесного контакта с заботливыми материнскими руками, когда мне не надо было ничего говорить, а все мои желания угадывались и исполнялись. Нарушена ассимиляция опыта принятия партнером, не сформирована женская идентичность. Забота и ласка партнера может быть предоставлена сверх меры, но, если у женщины не закрепляется ощущение собственной ценности и уверенности в её способности доставлять удовольствие партнеру и получать его самой, переход на стадию зрелой сексуальности оказывается затруднительным. Часто инфантильность сознания женщины отражается на её физиологии, и сопровождается дисфункциями репродуктивной системы, гормональной недостаточностью. Задача терапевта поддерживать контакт клиентки с реальностью её возраста, вклада партнера в отношения, фасилитировать интерес клиентки к самопознанию и экспериментам в области сексуальности, быть свидетелем её роста и развития.


История третья.

Нам обоим за 30, но когда я смотрю на нашу пару со стороны, то нередко вижу двух детей, которые стремятся заменить друг другу родителя - как правило, успешно. И мне сложно сказать, что из наших отношений похоже на отношения зрелого мужчины и зрелой женщины. Как это - быть взрослым? Отношения с реальными родителями не были для меня безопасными. Существует ли возможность это исправить? Понимаю, что это не задача моего партнера, восполнить дефицит родительской любви, но бессознательно тянусь к нему в первую очередь за этим безусловным принятием и подтверждением моей ценности. И дорасту ли я до осознанного желания продолжения рода?

Мама любила повторять фразу: «Не жалейте детям жить!» - в смысле, рожайте, и пусть карабкаются по жизни как смогут. И она рожала. Нас пятеро детей в семье. И мне «не повезло» родиться первой. Я карабкаюсь изо всех сил, но кто-то постоянно виснет на моих ногах, хватается за одежду. Меня преследует постоянное чувство, что я не имею права на ошибку или на слабость. Сорвусь я, и упадут все остальные в пропасть социального или даже физического небытия. Я научилась быть «родителем» неясного пола для своих братьев и сестер, но не научилась быть взрослой женщиной, не до этого было. Я хочу родить ребенка или даже двух, и справить ошибки моих родителей. Не хочу, чтобы мой ребенок страдал в семье так, как страдала в ней я.

Проблема париентизированных детей любого пола заключается в преждевременном стимулировании их взросления родителями. Психически незрелый ребенок становится псевдовзрослым и гиперответственным. Его внутренний мир представлен двумя развитыми субличностями - Родитель и Ребёнок. Здоровый внутренний Взрослый, который способен выбирать свою жизнь исходя из личных потребностей, не успел сформироваться в условиях, сложившихся в родительской семье. Для женщины это оборачивается проблемами женской и материнской идентификации: Я не умею быть взрослой женщиной и не хочу быть такой, как моя мать, а другого образца материнства в опыте у меня нет. Терапевт может помочь женщине прожить чувства обиды на родителей, отгоревать преждевременно прерванное детство, дать опыт безусловного нетребовательного принятия, поддержать свободу выбора собственной жизни и удовлетворения в первую очередь личных потребностей клиентки, таким образом, помочь избавиться как от сценария, так и от контрсценария.

Если вы ещё не нашли своего психотерапевта, вам может помочь работа в психокоррекционной группе, специализирующейся на теме женской идентичности и репродуктивного здоровья.

Авторы: Василина Данилова, Ольга Исаева.

Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи