понедельник, 15 мая 2017 г.

Лучшие произведения Владимира Маяковского


Послушайте!


Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - кто-то хочет, чтобы они были?
Значит - кто-то называет эти плевочки жемчужиной?
И, надрываясь
в метелях полуденной пыли,
врывается к богу,
боится, что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку,

просит -
чтоб обязательно была звезда! -
клянется -
не перенесет эту беззвездную муку!
А после
ходит тревожный,
но спокойный наружно.
Говорит кому-то:
"Ведь теперь тебе ничего?
Не страшно?
Да?!"
Послушайте!
Ведь, если звезды
зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - это необходимо,
чтобы каждый вечер

над крышами
загоралась хоть одна звезда?!
1914


Я люблю! Потревоженные птицы


Я люблю! Потревоженные птицы
Взметнутся в перламутровое небо.
Как же глупо молчать об этом,
Ощущая себя Тебя частицей!
Я люблю! Об улицы города
Тысячекратно отразится,
Срезонирует завистливое эхо.
Так вот оно какое, сверхчувство,
Охватившее сверхчеловека!
Вызывайте скорую, пожарных, милицию!
Хватайте, лечите, тушите… Слышите?
Я Люблю!!



Ты


Пришла - 
деловито, 
за рыком, 
за ростом, 
взглянув, 
разглядела просто мальчика. 
Взяла, 
отобрала сердце 
и просто 
пошла играть - 
как девочка мячиком. 
И каждая - 
чудо будто видится - 
где дама вкопалась, 
а где девица. 
"Такого любить? 
Да этакий ринется! 
Должно, укротительница. 
Должно, из зверинца!" 
А я ликую. 
Нет его - 
ига! 
От радости себя не помня, 
скакал, 
индейцем свадебным прыгал, 
так было весело, 
было легко мне.



Поэзия


Поэзия — та же добыча радия. В грамм добыча, в годы труды. Изводишь единого слова ради Тысячи тонн словесной руды. Но как испепеляюще слов этих жжение Рядом с тлением слова-сырца. Эти слова приводят в движение Тысячи лет миллионов сердца.


От усталости Земля! 


Дай исцелую твою лысеющую голову 
лохмотьями губ моих в пятнах чужих позолот. 
Дымом волос над пожарами глаз из олова дай обовью я впалые груди болот. 
Ты! 
Нас — двое, ораненных, загнанных ланями, вздыбилось ржанье оседланных смертью коней. 
Дым из-за дома догонит нас длинными дланями, мутью озлобив глаза догнивающих в ливнях огней. 
Сестра моя! 
В богадельнях идущих веков, может быть, мать мне сыщется; бросил я ей окровавленный песнями рог. 
Квакая, скачет по полю канава, зеленая сыщица, нас заневолить веревками грязных дорог. 


Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи