четверг, 25 мая 2017 г.

Произведения Беллы Ахмадулиной


Ахмадулина, Белла Ахатовна (10 апреля 1937 - 29 ноября 2010) — русская поэтесса, писательница и переводчик.

Известна в России как «голос эпохи», Белла Ахмадулина является одним из ведущих поэтов столетия, ставшим известным в советское время.

Она являлась членом литературного движения под названием Новая Волна, группы писателей, которые приняли Западную идеологию в 1960-х годах.

В этот период ее коллеги — Евгений Евтушенко и Андрей Вознесенский экспериментировали с инновационными поэтическими стилями, ставя акцент на актуальные вопросы того времени. Ахмадулина опиралась на традиционный язык при передачи настроений и чувств.


Поэт Иосиф Бродский считает Ахмадулину наследницей линии Лермонтова-Пастернака в русской литературе и назвал ее «сокровищем» русской поэзии. Он цитировал Ахмадулину, как лучшего русскоязычного поэта.

Основными темами работ Ахмадулиной являются дружба, любовь и человеческие отношения. Ахмадулина избегает написания стихов на политические темы, хотя принимала участие в политических событиях в молодости, поддерживающих диссидентское движение.

Она получила большую популярность вначале 1960-х на общественных концертах поэзии перед огромной аудиторией на стадионе «Лужники», в Московском государственном университете, Политехническом музее и других местах. Ахмадулина появилась вместе с Андреем Вознесенским, Евгением Евтушенко, Булатом Окуджавой, Робертом Рождественским — все эти поэты сыграли важную роль в освобождении коллективного сознания после десятилетий репрессий.

Белла Ахмадулина была мягкой, мирной фигурой в оппозиции к Советскому аппарату, которому такие люди были нужны. Она была в числе «подписантов», людей, которые подписали письмо к властям в поддержку людей, которые проявили себя как более открытые и агрессивные противники коммунистического режима, такие, как Андрей Сахаров, Лев Копелев, Георгий Владимов, Владимир Войнович. Ее высказывания были опубликованные в газете New York Times, и транслировались по Радио Свобода и Голос Америки.

Ахмадулину иногда сравнивают с Анной Ахматовой за ее искренний женственный стиль. Но, после того как Брежнев занял пост Хрущева, «оттепель» закончилась, ее стиль начали недооценивать советские критики, называя его эротизмом. Ахмадулина была отстранена от Союза писателей, и ей было запрещено публиковаться, как Александру Солженицыну и другим советским диссидентам. Ее книга стихов «Озноб» (1968) была опубликована во Франкфурте, Германия, и в США под названием «Лихорадка и другие стихотворения».

Когда на нее наложили табу в советской прессе и средствах массовой информации, Ахмадулина передавала свои высказывания через иностранную прессу и радио. Ее стихи переведены на английский, японский, итальянский, арабский, французский, немецкий, польский, чешский, датский, армянский, грузинский, латышский, курдский, румынский и много других языков мира.

Ахмадулина посвятила себя написанию многочисленных эссе о русских поэтах и переводам поэзии Франции, Италии, Чечни, Польши, Венгрии, Болгарии, Грузии, Армении и других стран, на русский язык. В 1984 году Белла была удостоена ордена «Дружбы народов».

Белла родилась в Москве. Ее отец, Ахат Валеевич Ахмадулин - татарин, мать – Надежда Макаровна Лазарева, имела грузинские, итальянские и татарские корни.

Семья занимала хорошую позицию в советской иерархии. Отец был высокопоставленным должностным лицом таможенного органа, мать – переводчица в КГБ.


Ахмадулина училась в Институте Мировой литературы имени А. М. Горького в середине 1950-х годов. Во время учебы в институте она публиковала стихи и статьи в различных газетах, как в официальных, так и рукописных. Ее первые стихи были опубликованы в 1955 году в советском журнале «Октябрь».

Она вышла замуж за поэта Евгения Евтушенко в 1954 году. В 1960 году закончила образование в институте им. Горького, с которого ее выгнали из-за чрезмерно аполитических стихов. В том же году развелась с Евтушенко и вышла замуж за Юрия Нагибина. В 1962 году была опубликована ее первая книга стихов «Струна» и получила оглушительный успех. Она развелась с Нагибиным в 1968 году, а в 1974 вышла замуж за художника Бориса Мессерера. Ахмадулина работала секретарем в Союзе Советских писателей и была почетным членом Американской академии искусств и литературы.

В последние годы жизни в Ахмадулиной были проблемы со зрением, она почти не ходила и постоянно болела. Белла Ахмадулина умерла 29 ноября 2010 года из-за проблем с сердцем. Похороны состоялись на Новодевичьем кладбище.

Стихотворения Беллы Ахмадулиной

Белла Ахмадулина - Случилось так, что двадцати семи...
Случилось так, что двадцати семи лет от роду мне выпала отрада 
жить в замкнутости дома и семьи, расширенной прекрасным кругом сада. 
Себя я предоставила добру, с которым справедливая природа 
следит за увяданием в бору или решает участь огорода..
 Мне нравилось забыть печаль и гнев, не ведать мысли, не промолвить слова 
и в детском неразумии дерев терпеть заботу гения чужого. 

 Я стала вдруг здорова, как трава, чиста душой, как прочие растенья, не более умна, чем дерева, не более жива, чем до рожденья. Я улыбалась ночью в потолок, в пустой пробел, где близко и приметно белел во мраке очевидный бог, имевший цель улыбки и привета. Была так неизбежна благодать и так близка большая ласка бога, что прядь со лба - чтоб легче целовать - я убирала и спала глубоко. Как будто бы надолго, на века, я углублялась в землю и деревья. Никто не знал, как мука велика за дверью моего уединенья. 
 1964

Белла Ахмадулина - Чем отличаюсь я от женщины с цветком...

Чем отличаюсь я от женщины с цветком, от девочки, которая смеется, которая играет перстеньком, а перстенек ей в руки не дается? Я отличаюсь комнатой с обоями, где так сижу я на исходе дня и женщина с манжетами собольими надменный взгляд отводит от меня. Как я жалею взгляд ее надменный, и я боюсь, боюсь ее спугнуть, когда она над пепельницей медной склоняется, чтоб пепел отряхнуть. О, Господи, как я ее жалею, плечо ее, понурое плечо, и беленькую тоненькую шею, которой так под мехом горячо! И я боюсь, что вдруг она заплачет, что губы ее страшно закричат, что руки в рукава она запрячет и бусинки по полу застучат... 
 1950

Белла Ахмадулина - Нежность

Так ощутима эта нежность, вещественных полна примет. И нежность обретает внешность и воплощается в предмет. Старинной вазою зеленой вдруг станет на краю стола, и ты склонишься удивленный над чистым омутом стекла. Встревожится квартира ваша, и будут все поражены. - Откуда появилась ваза?- ты строго спросишь у жены.- И антиквар какую плату спросил?- О, не кори жену - то просто я смеюсь и плачу и в отдалении живу. И слезы мои так стеклянны, так их паденья тяжелы, они звенят, как бы стаканы, разбитые средь тишины. За то, что мне тебя не видно, а видно - так на полчаса, я безобидно и невинно свершаю эти чудеса. Вдруг облаком тебя покроет, как в горних высях повелось. Ты закричишь: - Мне нет покою! Откуда облако взялось? Но суеверно, как крестьянин, не бойся, "чур" не говори - то нежности моей кристаллы осели на плечи твои. Я так немудрено и нежно наколдовала в стороне, и вот образовалось нечто, напоминая обо мне. Но по привычке добрых бестий, опять играя в эту власть, я сохраню тебя от бедствий и тем себя утешу всласть. Прощай! И занимайся делом! Забудется игра моя. Но сказки твоим малым детям останутся после меня. 
 1959

Белла Ахмадулина - Ты говоришь - не надо плакать...

Ты говоришь - не надо плакать. А может быть, и впрямь, и впрямь не надо плакать - надо плавать в холодных реках. Надо вплавь одолевать ночную воду, плывущую из-под руки, чтоб даровать себе свободу другого берега реки. Недаром мне вздыхалось сладко в Сибири, в чистой стороне, где доверительно и слабо растенья никнули ко мне. Как привести тебе примеры того, что делалось со мной? Мерцают в памяти предметы и отдают голубизной. Байкала потаенный омут, где среди медленной воды посверкивая ходит омуль и перышки его видны. И те дома, и те сараи, заметные на берегах, и цвета яркого саранки, мгновенно сникшие в руках. И в белую полоску чудо - внезапные бурундуки, так испытующе и чутко в меня вперявшие зрачки. Так завлекала и казнила меня тех речек глубина. Граненая вода Кизира была, как пламень, холодна. И опровергнуто лукавство мое и все слова твои напоминающей лекарство целебной горечью травы. Припоминается мне снова, что там, среди земли и ржи, мне не пришлось сказать ни слова, ни слова маленького лжи. 
 1957 


Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи