четверг, 11 мая 2017 г.

Потрясающие стихи потрясающего Есенина!


С.А.Есенин – это имя, которое известно далеко за пределами страны, где он родился. Талантливый поэт навеки остался в сердцах и мыслях людей, которые ценят и любят его шедевры. 
Стиль, в котором писал Есенин нельзя перепутать ни с кем другим. Простой и легкий слог способен разбудить чувства даже у самого черствого читателя. 

Есенин Сергей Александрович

Поэт Сергей появился на свет 21.09.1895 в красивом рязанском селе Константиновом. Родители его хоть и были крестьянами, но не бедствовали. Более того, они особое внимание уделяли образованию ребенка. Именно поэтому Сергей не только окончил местную школу, но и отучился в школе при церкви в селе, которое находилось неподалеку. После окончания школы в возрасте семнадцати лет Есенин переехал в столицу России и устроился работать в печатное издательство. Спустя некоторое время он записывается в кружок им. Сурикова, в который входили как музыкальные, так и литературные деятели того времени. Одновременно с этим Сергей стал студентом народного университета им. Шанявского. 

Свои первые произведения поэт начал писать в девятнадцать лет, и уже тогда был замечен, как талантливый человек. В двадцать лет Есенин едет в Санкт-Петербург и знакомится с такими известными людьми, как Блок, Клюев, Городецкий, а спустя некоторое время издает свою собственную книгу стихотворений «Радуница». Далее жизнь поэта развивалась в довольно бурном темпе. Он вернулся в Москву после революции, и невзирая на сложную обстановку в стране, начал много путешествовать. Сначала это были поездки по территории России, а после знакомства и женитьбы на танцовщице из Америки Айседоре Дункан – по всему миру. Вместе они побывали во многих странах, но после возвращения в Россию расходятся. Это стало переломным этапом и жизни поэта. Стиль его жизни приобрел разгульный характер, и это не могло не сказаться на здоровье и состоянии Сергея. Спад творческого воодушевления у Есенина натолкнуло его друзей на мысль о смене окружения. Они отправили его путешествовать по Грузии и Азербайджану. 1924 и 1925 года он провел в поиске вдохновения. Казалось бы, он его нашел: женился на Софье Толстой, которая была внучкой известного уже в то время поэта. Но не все было так гладко. Есенин не любил Советскую власть и передавал свою нелюбовь в стихах. Естественно власть не любила его в ответ, о чем неоднократно ему намекала. В результате, то ли эта продолжительная борьба, то ли внутренние переживания поэта привели к глубокой депрессии Есенина, которая вылилась в самоубийство. Это произошло 28 декабря 1925 года в одном из номеров гостиницы «Англетэр».

Стихи Сергея Есенина


Письмо матери

Ты жива еще, моя старушка? 
Жив и я. Привет тебе, привет! 
Пусть струится над твоей избушкой 
Тот вечерний несказанный свет. 

Пишут мне, что ты, тая тревогу, 
Загрустила шибко обо мне, 
Что ты часто xодишь на дорогу 
В старомодном ветxом шушуне. 

И тебе в вечернем синем мраке 
Часто видится одно и то ж: 
Будто кто-то мне в кабацкой драке 
Саданул под сердце финский нож. 


Ничего, родная! Успокойся. 
Это только тягостная бредь. 
Не такой уж горький я пропойца, 
Чтоб, тебя не видя, умереть. 

я по-прежнему такой же нежный 
И мечтаю только лишь о том, 
Чтоб скорее от тоски мятежной 
Воротиться в низенький наш дом. 

я вернусь, когда раскинет ветви 
По-весеннему наш белый сад. 
Только ты меня уж на рассвете 
Не буди, как восемь лет назад. 

Не буди того, что отмечалось, 
Не волнуй того, что не сбылось,- 
Слишком раннюю утрату и усталость 
Испытать мне в жизни привелось. 

И молиться не учи меня. Не надо! 
К старому возврата больше нет. 
Ты одна мне помощь и отрада, 
Ты одна мне несказанный свет. 


Так забудь же про свою тревогу, 
Не грусти так шибко обо мне. 
Не xоди так часто на дорогу 
В старомодном ветxом шушуне.

Сергей Есенин, 1924



Письмо к женщине

Вы помните, 
Вы всё, конечно, помните, 
Как я стоял, 
Приблизившись к стене, 
Взволнованно ходили вы по комнате 
И что-то резкое 
В лицо бросали мне. 
Вы говорили: 
Нам пора расстаться, 
Что вас измучила 
Моя шальная жизнь, 
Что вам пора за дело приниматься, 
А мой удел - 
Катиться дальше, вниз. 
Любимая! 
Меня вы не любили. 
Не знали вы, что в сонмище людском 
Я был как лошадь, загнанная в мыле, 
Пришпоренная смелым ездоком. 
Не знали вы, 

Что я в сплошном дыму, 
В развороченном бурей быте 
С того и мучаюсь, что не пойму - 
Куда несет нас рок событий. 
Лицом к лицу 
Лица не увидать. 

Большое видится на расстоянье. 
Когда кипит морская гладь - 
Корабль в плачевном состояньи. 
Земля - корабль! 
Но кто-то вдруг 
За новой жизнью, новой славой 
В прямую гущу бурь и вьюг 
Ее направил величаво. 

Ну кто ж из нас на палубе большой 
Не падал, не блевал и не ругался? 
Их мало, с опытной душой, 
Кто крепким в качке оставался. 

Тогда и я, 
Под дикий шум, 
Но зрело знающий работу, 
Спустился в корабельный трюм, 
Чтоб не смотреть людскую рвоту. 


Тот трюм был - 
Русским кабаком. 
И я склонился над стаканом, 
Чтоб, не страдая ни о ком, 
Себя сгубить 
В угаре пьяном. 

Любимая! 
Я мучил вас, 
У вас была тоска 
В глазах усталых: 
Что я пред вами напоказ 
Себя растрачивал в скандалах. 
Но вы не знали, 
Что в сплошном дыму, 
В развороченном бурей быте 
С того и мучаюсь, 
Что не пойму, 
Куда несет нас рок событий... 

Теперь года прошли. 
Я в возрасте ином. 
И чувствую и мыслю по-иному. 
И говорю за праздничным вином: 
Хвала и слава рулевому! 
Сегодня я 
В ударе нежных чувств. 
Я вспомнил вашу грустную усталость. 
И вот теперь 
Я сообщить вам мчусь, 
Каков я был, 
И что со мною сталось! 

Любимая! 
Сказать приятно мне: 
Я избежал паденья с кручи. 
Теперь в Советской стороне 
Я самый яростный попутчик. 
Я стал не тем, 
Кем был тогда. 
Не мучил бы я вас, 
Как это было раньше. 
За знамя вольности 
И светлого труда 
Готов идти хоть до Ла-Манша. 
Простите мне... 
Я знаю: вы не та - 
Живете вы 

С серьезным, умным мужем; 
Что не нужна вам наша маета, 
И сам я вам 
Ни капельки не нужен. 
Живите так, 
Как вас ведет звезда, 
Под кущей обновленной сени. 
С приветствием, 
Вас помнящий всегда 
Знакомый ваш 
Сергей Есенин.

Сергей Есенин, 1924



Ты меня не любишь, не жалеешь, 


Ты меня не любишь, не жалеешь, 
Разве я немного не красив? 
Не смотря в лицо, от страсти млеешь, 
Мне на плечи руки опустив. 

Молодая, с чувственным оскалом, 
Я с тобой не нежен и не груб. 
Расскажи мне, скольких ты ласкала? 
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ? 

Знаю я — они прошли, как тени, 
Не коснувшись твоего огня, 
Многим ты садилась на колени, 
А теперь сидишь вот у меня. 

Пуст твои полузакрыты очи 
И ты думаешь о ком-нибудь другом, 
Я ведь сам люблю тебя не очень, 
Утопая в дальнем дорогом. 

Этот пыл не называй судьбою, 
Легкодумна вспыльчивая связь,— 
Как случайно встретился с тобою, 
Улыбнусь, спокойно разойдясь. 


Да и ты пойдешь своей дорогой 
Распылять безрадостные дни, 
Только нецелованных не трогай, 
Только негоревших не мани. 

И когда с другим по переулку 
Ты пойдешь, болтая про любовь, 
Может быть, я выйду на прогулку, 
И с тобою встретимся мы вновь. 

Отвернув к другому ближе плечи 
И немного наклонившись вниз, 
Ты мне скажешь тихо: «Добрый вечер...» 
Я отвечу: «Добрый вечер, miss». 

И ничто души не потревожит, 
И ничто ее не бросит в дрожь,— 
Кто любил, уж тот любить не может, 
Кто сгорел, того не подожжешь.

Сергей Есенин, 4 декабря 1925


Я помню, любимая, помню 


Я помню, любимая, помню 
Сиянье твоих волос. 
Не радостно и не легко мне 
Покинуть тебя привелось. 

Я помню осенние ночи, 
Березовый шорох теней, 
Пусть дни тогда были короче, 
Луна нам светила длинней. 

Я помню, ты мне говорила: 
"Пройдут голубые года, 
И ты позабудешь, мой милый, 
С другою меня навсегда". 

Сегодня цветущая липа 
Напомнила чувствам опять, 
Как нежно тогда я сыпал 
Цветы на кудрявую прядь. 


И сердце, остыть не готовясь, 
И грустно другую любя. 
Как будто любимую повесть, 
С другой вспоминает тебя.


Сергей Есенин, 1925


Мне грустно на тебя смотреть, 


Мне грустно на тебя смотреть, 
Какая боль, какая жалость! 
Знать, только ивовая медь 
Нам в сентябре с тобой осталась. 

Чужие губы разнесли 
Твое тепло и трепет тела. 
Как будто дождик моросит 
С души, немного омертвелой. 

Ну что ж! Я не боюсь его. 
Иная радость мне открылась. 
Ведь не осталось ничего, 
Как только желтый тлен и сырость. 

Ведь и себя я не сберег 
Для тихой жизни, для улыбок. 
Так мало пройдено дорог, 
Так много сделано ошибок. 

Смешная жизнь, смешной разлад. 
Так было и так будет после. 
Как кладбище, усеян сад 
В берез изглоданные кости. 

Вот так же отцветем и мы 
И отшумим, как гости сада... 
Коль нет цветов среди зимы, 
Так и грустить о них не надо.

Сергей Есенин, 1923

Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи