вторник, 25 июля 2017 г.

Ирина Млодик: "Будут ли у пары дети – это интимный вопрос, и никого другого он не касается"


О психологической готовности пары стать родителями, о праве выбора остаться "чайлдфри" и социальном давлении - в эксклюзивном интервью с психотерапевтом Ириной Млодик.

Млодик Ирина Юрьевна – психолог, экзистенциальный психотерапевт, сертифицированный гештальт-терапевт, кандидат психологических наук, автор уникальных программ для работы с детьми и книг по детской психотерапии.


Ирина, многие вас знают как автора книг и специалиста в области детской психологии, хотя вы работаете и со взрослыми. Сегодня мне бы хотелось поговорить с вами о психологической готовности мужчины и женщины к рождению ребенка... Перед встречей я поинтересовалась у своих знакомых, почему они решили родить ребенка. Варианты были разные, но превалировали ответы: «Все рожают, и я родила», «Поженились, и без детей как будто нельзя». У меня сложилось впечатление, что большинство людей не очень задумываются о своем желании и готовности, а дети появляются, потому что «так надо». Так ли это?

С одной стороны, может это и хорошо, что многие заводят детей, не очень об этом думая. Потому что если начать об этом думать, то рожать не захочется. А у нас и так демографическая ситуация не очень. Работая с молодежью, я замечаю, что они все меньше обнаруживают в себе желание иметь детей. По разным причинам. Кто-то понимает, что это сложно. Кто-то боится ответственности. Кто-то не хочет менять привычный уклад жизни. На мой взгляд, гораздо лучше признаться в том, что не хочешь детей, чем завести их под социальным давлением. Потому что тогда на ребенка будет «вылито» все недовольство и злость за то, что он появился вопреки желанию. Поэтому я за честное признание и за право женщины не рожать детей, если она не готова, не хочет.

Бывают ли случаи в вашей практике, когда пара или женщина принимает осознанное решение остаться «чайлдфри», то есть не иметь детей?

Да, конечно. Например, одна моя клиентка говорила о том, как ей неприятно даже представить, что у нее в животе может расти и развиваться какое-то другое существо и питаться ее микроэлементами. Ей была противна сама идея вынашивания. И из ее детской истории было понятно, почему так…

Есть клиенты, которым родители не дали достаточно для того, чтобы они потом могли отдать своим детям. Ведь чтобы у нас было, что отдавать своим детям, нужно, чтобы сначала это дали нам. Еще есть клиенты, которые рано стали родителями своим братьям и сестрам, например, в многодетных семьях, где чаще всего старшие дети буквально заменяют родителей для младших. И это такая ранняя и тяжелая ответственность, что когда приходит пора рожать своих детей, они не хотят, им это в тягость.

Ирина Млодик, психотерапевт

Может ли помочь психотерапевт? Или, если человек не ощущает в себе необходимых для материнства или отцовства ресурсов, то лучше отказаться от идеи иметь детей?

Конечно, можно ничего с этим не делать и жить спокойно. Но есть одно «но». В экзистенциальной психологии существует понятие «онтологической вины» - когда человек начинает пребывать в какой-то непонятной тоске, мучается от того, что не смог реализовать какой-то свой потенциал. Как будто он не стал тем, кем должен был стать. Все-таки роль матери и отца – это очень значимые роли в нашей жизни. И поэтому люди, которые эту идею совсем «задвигают» и не идут с ней разбираться, в конце концов могут столкнуться с тем, что их настигнет онтологическая вина в виде тоски.

А как быть с социальным давлением?

По сути, вопрос о том, будут ли у пары дети – это интимный вопрос этой пары и особенно женщины, поскольку она предоставляет больше ресурсов: свое тело для вынашивания и рождения ребенка, свою грудь для кормления, свое время и т.д. Поэтому никого другого этот вопрос не касается. Безусловно, общество заинтересовано в том, чтобы рождались дети. Но, решая жить без детей, такая пара «отдает» обществу своей профессиональной реализацией или другой социальной пользой.


Ирина, когда к вам на терапию приходит клиент, который заявляет, что он «чайлдфри», считаете ли вы, что это не нормально? Пытаетесь ли обнаружить причины такой жизненной позиции?

Я бы не оперировала понятием «нормы – не нормы». Если приходит клиент и говорит, что у него нет детей, он не планирует и не страдает от этого, и запрос у него совсем другой - - окей. Мы какое-то время можем не брать это в работу, не выяснять причины. Но я думаю, что в процессе терапии первопричины все равно всплывут. Все-таки у нас есть инстинкт размножения, и когда мы сталкиваемся с сильным нежеланием иметь детей, возникает вопрос: «А что с инстинктом? Что произошло?». Но, конечно, как психотерапевт я не буду уговаривать такого клиента завести детей. Я просто будут говорить: «У вас такая позиция, и для этого у вас есть причины. Это не значит, что вы какой-то не такой или вы должны непременно измениться». А причины под этим все равно всегда есть.

А часто ли к вам обращаются с вопросом: «Как нам понять, готовы ли мы стать родителями?»

Чаще приходят, когда вроде бы готовы, но почему-то не получается. И хотя сейчас большой процент бесплодия – как женского, так и мужского, - бывает, что не получается именно по причине психологической неготовности: организм как бы помогает не становиться родителями.

То есть это психосоматический симптом?

В некоторых случаях - да. И терапия помогает разобраться, что стоит за этим симптомом. Несмотря на то, что женщины обычно хотят детей больше и готовы к этому быстрее, чем мужчины, проблемы зачатия часто связаны именно с их страхами. Это страхи, связанные с беременностью, родами или вопросами воспитания, которые женщины вытесняют. Когда ко мне на терапию приходят беременные женщины, они всегда приносят много тревог, беспокойств и сомнений. И мы учимся осознавать себя и переживать все эти эмоции.

В какой-то момент я обратила внимание, что у беременных женщин, которые находятся в терапии, нет никакого токсикоза. И я думаю, что, возможно, токсикоз – это не что иное, как непроработанные страхи, чувства, которые женщина не может предъявить в своей обычной жизни. Она не всегда может рассказать о своих чувствах матери или подруге, а на самом деле переживаний очень много, и в терапии женщины ими активно делятся.

Послеродовая депрессия – последствия того же самого. Через депрессию женщина может проживать свое недовольство и тоску, что время ее жизни «утекает» в заботах о ребенке.

Но ведь не у всех так? Есть женщины, которые реализуются в материнстве и проводят в уходе за ребенком или несколькими детьми большую часть жизни…


…И здорово, что такие есть. Но иногда дети могут становиться для женщины возможностью увильнуть от каких-то других жизненных задач. Она может уходить в материнство для того, чтобы не реализовывать себя в чем-то еще. При этом все ее гладят по головке и говорят, что она выполнила важный материнский смысл, молодец! И тогда можно не стыдиться, не задаваться вопросом: «А что еще нужно реализовать в этой жизни?».

Возвращаясь к вопросу готовности стать родителями: как быть, если один в паре хочет ребенка, а другой – не готов или не хочет?

Это интересный вопрос для исследования в семейной терапии. Что такое ребенок? Это некий общий проект, в который партнеры должны вместе вкладываться. И этот проект не просто объединит, он свяжет их на всю оставшуюся жизнь. Поэтому часто бывает, что кто-то один из пары может быть подсознательно или вполне осознанно не готов к такой связи. А еще кто-то из пары может бояться ответственности или конкуренции. Например, мужчина может сам хотеть оставаться при женщине ребенком, чтобы она о нем заботилась, ухаживала. И тогда зачем ему конкурент, который начнет отнимать внимание? А женщина – наоборот. Ей лучше иметь реального ребенка, чем ребенка в лице мужчины, который, как она надеется, наконец повзрослеет и возьмется за ум.

Конечно, если пара умеет разговаривать без участия семейного психолога, они могут сами попытаться прояснить и понять, почему кто-то из двоих не хочет детей. Но честно сказать: «Ты знаешь, я не хочу с тобой связывать свою жизнь. Я в тебе не уверен», - бывает трудно. Потому что тогда встает вопрос: зачем оставаться вместе?

А если ребенок все-таки появляется вопреки планам?

Бывает и так. Главное – чтобы ребенка не рожали из манипулятивных соображений. Мысль о том, что ребенком можно привязать или решить какие-то проблемы в паре, - это самая, на мой взгляд дурацкая идея, которая только может прийти в голову. Заканчивается это, как правило, тем, что ребенок растет в неполной семье, а вслед мужчине или женщине летят проклятья.

Может ли это в дальнейшем сказаться на жизни ребенка?

Конечно. Такой ребенок с самого детства может ощущать себя нежеланным в этом мире, что его родили не потому, что действительно хотели. И куда бы он не приходил - в любой коллектив, в любую систему, в любые отношения – он может бессознательно чувствовать себя там ненужным, нелюбимым, отвергнутым. И от этого ощущения трудно избавиться.

Какой ответ на вопрос «Зачем вы хотите завести ребенка?» был бы самым здоровым, с точки зрения психотерапевта?

Мне кажется, что самый здоровый ответ – это просто дать жизнь и радоваться тому, что рядом с тобой растет, разворачивается другая жизнь. В каком-то смысле от щедрости: я просто хочу отдать. А если дать нечего, то тогда честнее сказать: «Можете думать обо мне все, что угодно, но лучше я не буду мучить ни себя, ни ребенка».

Источник


Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи