вторник, 25 июля 2017 г.

Современная пара глазами психотерапевтов


Ко-терапевты Ольга Семенова и Дмитрий Гладков рассказывают об отношениях в современных парах и о том, как приходя в психотерапию, мужчины и женщины решаются быть собой, открыться друг другу и сблизиться по-настоящему...

Оля, Дима, вы давно работаете вместе, расскажите про ваши отношения. Как сложилась ваша пара? Сколько лет вы вместе работаете? Как менялись ваши отношения?


Оля: Мы познакомились на терапевтическом интенсиве на Селигере в 2000 году. Я вела одну из терапевтических групп, участников было всего шесть, и они сказали, что хотят еще кого-нибудь в группу. Я пошла в другую группу и озвучила приглашение. Помню, Дима внимательно посмотрел на меня и поднялся с места. Я обрадовалась, что он откликнулся, да еще и такой интересный молодой человек (улыбается).

Дима: Оля так пригласила, что я откликнулся. И не пожалел об этом - в группе, куда меня пригласили, я мог быть собой и получать поддержку, в которой очень нуждался в тот период своей жизни… 

Оля: Позже я выбирала среди коллег, кому предложить начать вторую образовательную программу, и остановилась на Диме. В тот момент мне хотелось большей уравновешенности и уважения в ко-терапии, а также вести ее с мужчиной.

Дима: Я хотел большей равности в отношениях. И я с радостью согласился, опираясь на наши теплые отношения и симпатию, которые сложились еще в 2000 году на Селигере. 

Оля: Оля: Мы работаем вместе уже 13-14 лет. Изначально в паре у нас возникло спонтанное разделение функций: Дима больше отвечал за организационную часть, я – за содержательную. Это так, как мужчина строит дом (поскольку его мозг более ориентирован на системно-структурные, масштабные, задачи), а женщина его наполняет (ее мозг более настроен на чувства, отношения, детали и гармонию в этом). Эта тенденция у нас сохраняется и сейчас, но уже гораздо менее выраженно.

Каждый из нас параллельно немного работал и с другими коллегами в ко-терапии. И отношения менялись от пленительных - через эпизодические конфликты на почве конкуренции и некоторой ревности - к глубоко уважительным. Сейчас Дима отвечает за стабильность, надежность, уравновешенность в нашей паре, я – за новаторство, творчество, прояснение. Без того и другого ничто в этой жизни невозможно. И хотя мы и разные люди, со своими предпочтениями - оба порядочные, за что и ценим, и бережем друг друга.то мужчина его строит, поскольку его мозг более ориентирован на системно-структурные, масштабные, задачи, а женщина наполняет - чувствами, отношениями, деталями, гармонией. Эта тенденция у нас сохраняется и сейчас, но уже гораздо менее выраженно.

У вас большой опыт консультирования пар. С какими проблемами в отношениях к вам чаще всего приходят?

Дима: С проблемами кризисов в отношениях, когда нужна помощь в том, чтобы разобраться, что происходит, и можно ли наладить отношения…

Ольга Семенова, психотерапевт

Оля: Согласна. Лишь добавлю: с желанием быть услышанным, понятым, принятым. Гораздо реже, но приходят и с запросом «помочь расстаться, но сделать это уважительно».

Приходят ли сейчас на терапию те, кто "просто встречаются"? Как отличаются запросы просто пар, от тех, кто состоит в гражданском и официальном браке? 


Дима: На первый шаттл приезжали две пары, которые «просто встречались». Они хотели лучше узнать друг друга и понять, как строить отношения дальше. Сейчас эти обе пары живут в официальном браке, у одних родилась дочь, у других сын.

Оля: Приходят. И это одна из новых тенденций. Партнеры в таких парах обычно хотят понять: подходят ли друг другу? Если возникают трудности в отношениях, стремятся разобраться: что это значит, стоит ли продолжать жить вместе? Последний вопрос является наиболее актуальным: быть или нет вместе? Пары, находящиеся в браке, реже говорят о расставании, больше привязаны друг к другу. Еще первых отличает больший акцент на сексуальной стороне отношений, хотя чаще за этим скрываются отнюдь не сексуальные проблемы, которые меньше или вовсе не осознаются. Кроме того, у «встречающихся» пар также можно обнаружить неосознанное стремление «добрать» друг от друга (или кого-то одного) то, чего каждому не хватило в их отношениях с матерью и/или отцом. 

Что из себя представляет современная пара? Как вам кажется, изменились ли отношения в паре мужчина-женщина за последние годы?

Дима: На мой взгляд, современные пары более осознанно и серьёзно подходят к построению отношений. Стала развиваться культура обращения со сложностями в отношениях к специалистам – семейным терапевтам. Были пары, которые приходили с запросом – как нам экологично завершить отношения и расстаться. Десять лет назад такого не было…

Оля: Современные пары более открыты к диалогу друг с другом. Выросла осведомленность и культура обращения за помощью к психологам. Проблемы организации быта отступили на задний план благодаря улучшению бытовых условий и возможностям самообеспечения каждого из партнеров. Освобождается время друг для друга. Возможности и ценности в браке становятся более универсальны. Женщины стали более самодостаточны, мужчины – более ориентированными на отношения. В нашем обществе часто можно слышать, что мужчин меньше, чем женщин, поэтому мужчины перебирают партнерш, а женщины начинают вынужденно чувствовать тревогу. Однако мой опыт терапии показывает, что мужчины стремятся к отношениям и переживают их, не менее, чем женщины. Но отличие в том, что женщины более удовлетворены лишь отношениями, а для мужчин не менее важно их дело.

Кроме того, сейчас более доступен и легок развод, и с точки зрения социально-нейтрального отношения, и с материальной стороны Таким образом, партнеры, имея возможность выйти из отношений, больше обращают внимание на собственную степень удовлетворенности в браке и друг на друга. И готовы это больше обсуждать. В том числе и сексуальную сторону отношений, чего также раньше больше стеснялись. 

Дмитрий Гладков, психотерапевт


Можно ли решить проблему, работая только с одним из партнеров? 

Дима: Да, можно. Когда внутриличностный конфликт одного человека мешает построению его отношений с партнёром. Разрешается конфликт – и налаживаются отношения в паре. Хотя часто бывает, что сначала приходит один человек на терапию, а затем - со своим партнёром.

Оля: Чаще да, но не всегда. Кроме того, если на терапию ходит один партнер, то налаживание отношений - гораздо более долгий путь, поскольку клиент будет проходить свои стадии становления. При этом порой он может проживать временно нечто негативное, обусловленное собственным жизненным опытом, но что однако может выливаться на его несведущего партнера. Например, в одной паре у мужа в индивидуальной терапии остро стоял вопрос сепарации, поскольку он не позволял себе этого в жизни, и он стал бороться за отделение от жены без полного осознания, что их реальные отношения отличны от его восприятия их. То есть наличие двух форм терапии: индивидуальной и семейной - на тот момент создавало большие сложности в налаживании отношений супругов. К его чести он продолжал ходить, и однажды они смогли прикоснуться к своим глубинным потребностям и услышать о таковых у партнера.

То есть нам, терапевтам, надо быть внимательными к форматам работы. В целом семейная/парная терапия требует меньше встреч. А иногда любая терапия бесполезна в плане налаживания отношений, так как просто у людей нет любви, тяги друг к другу. 

В чем особенность работы с парой в гештальт-терапии?

Дима: Гештальт-терапевты работают в ситуации «здесь и сейчас» над отношениями в паре. То есть те трудности, с которыми пара сталкивается в своей жизни, начинают проявляться в кабинете гештальт-терапевтов и становятся объектом терапии.

Оля: Гештальт-терапия делает акцент на проживании того, что происходит между партнерами, на так называемой границе их контакта, иначе говоря, в их поле. Как эта граница проживается совместно в диалоге (в том числе и невербальном) посредством всех телесных ощущений, чувствования и мыслей, которые при этом возникают. Например, люди могут не видеть или не слышать друг друга; или на этой границе, действительно встретившись, они могут пережить особую нежность, даже прожив уже много лет вместе.


Три года подряд вы проводите летний психотерапевтический шаттл в Греции, где работаете с парами. Что представляет из себя этот формат работы? 

Оля: Мы проводим этот шаттл непосредственно у моря, где много солнечного света (по чему скучают жители больших городов), можно видеть рассвет, когда солнце поднимается из-за горы, можно даже в номере отеля можно слышать плеск, шуршание его волн о песок и можно в любой момент, пройдя метров 10, окунуться в море. Это создает особую атмосферу расслабленности, когда повседневные заботы не забирают внимание на себя, и пары могут в приятных условиях погрузиться в свои отношения, осознание себя.

Мы организуем две формы работы: групповую и отдельно с каждой парой. В группе возникает многогранное видение одной проблемы. При этом ее участники дают обратную связь каждой паре более свободно, чем терапевты. И, кроме того, двое получает поддержку от людей разного пола. Одновременно отдельная терапия пары обеспечена большей конфиденциальностью и безопасностью, что может быть порой необходимо.

Дима: Мы постоянно экспериментируем с форматом работы. На первом шаттле были лекции и только групповая терапия – утром общая группа, вечером – отдельно группа мужчин, которую вёл я и другая – группа женщин, с ведущей Олей. На втором шаттле между этими двумя группами была терапия одной пары. На третьем шаттле мы думаем утром и вечером вести общие смешанные группы, а между ними – терапию пар.

Кто приезжает на шаттл? Как проходит работа на шаттле?

Дима: Приезжали пары, которые находились в отношениях от 4х месяцев, когда только «просто встречаются» до 28 лет в совместном браке. Первый шаттл – это 6 дней подряд работы без перерыва и дальнейшим отдыхом, второй – три рабочих трёхдневки с двумя выходными между ними.

Оля: Как правило оба или один человек из пары имел хотя бы кратковременный опыт терапии. Все эти люди хотели осознания и улучшения своих отношений. Возраст – от 25 до 55 лет. Но это не критерий, а статистка.


Какой эффект получают участники шаттла от такой интенсивной психотерапевтической работы?

Дима: Из 8 пар, которые были на первом шаттле – у 4х родились дети.

Оля: Проходя сквозь страх и стыд, решаются быть собой, открыться и говорить о больном. Поэтому глубже, открыто, смело предъявляют и открывают друг друга для себя, в результате чего сближаются по-новому, глубоко и трепетно переживая это. В конечном счете это ведет к удовлетворению и счастью.

Были ли случаи, когда пары расходились друг с другом прямо во время шаттла? 

Дима: Нет, таких случаев не было.

Оля: И во время терапии вне шаттла развод – редкое явление и в любом случае,- осознанный выбор обоих партнеров.

Можете вспомнить какой-то особенно запоминающийся момент или эпизод из своей работы?

Дима: В прошлом году одна из пар в течение всего шаттла пыталась покорить самую высокую гору на острове, но каждый раз этого не удавалось сделать, а в последний день они взяли собой другую пару и вместе нашли именно тот путь, который привел их на вершину. На заключительной группе участники гордо показывали фотографии себя на той вершине… И это было очень символично – каждая пара за время шаттла взяла новую вершину в своих отношениях.

Одним из результатов работы участников на шаттле является более открытое выражение чувств партнерами друг другу. Происходит это по-разному. Например, 55-летний мужчина, полковник, до шаттла никогда не встречавшийся с психологией и психотерапией, всегда избегавший прямого обсуждения отношений, рассказывавший вместо этого много историй и анекдотов, отчуждаясь тем самым от жены, говорил на заключительной группе: «Мы спускались с горы, я сел на камень и, наполнившись гештальтом, сказал жене: «Лена, б…, я злюсь на тебя!». В том, как это было сказано, было много радости, близости и смущения, на что группа отреагировала огромной радостью и весельем (улыбается).


Оля: Одна участница жаловалась на снижение интереса со стороны мужа и сомневалась в том, что он искренно хочет быть с ней. Он предпочитал молчать про свое недовольство и злость по поводу их отношений. Оба опасались касаться этой темы из страха быть покинутым. И однажды, испытывая сильный страх, – вплоть до слез - рискнула совсем отпустить мужа, чтобы он сам решил: хочет ли он быть с ней? Символически в работе это было в виде упражнения, когда муж мог отойти от жены в комнате, но он выбрал уйти в другую комнату, что вызвало замирание клиентки почти с потерей дыхания. Минуты тянулись бесконечно. И…он вернулся…Они обнялись, целовали друг друга и плакали. В этом была новая встреча, где ей можно не удерживать страх покинутости, а ему – злость на нее, но вместо этого быть освобожденными для диалога по-новому. В этом случае и дальше можно рисковать, не боясь открываться.

После стольких лет работы с семейными парами можете ли вы дать рецепт долгих отношений? Как сохранить любовь и близость? 

Дима: Желание узнавать друг друга, интерес к партнёру. Возможность удивляться – надо же – у меня так, а у тебя это по-другому… вот же как интересно!

Оля: Не отчаиваться. В подавляющем большинстве случае у людей есть неизвестные им ресурсы для гармонизации их связи. Главное – желание. Психотерапия может тут помочь. Но если нет глубинного притяжения, влечения к партнеру, их невозможно создать. В этом случае не нужно жить в иллюзиях, не бояться сделать шаг к новому. Среди пар/семей, которые обращались к нам за поддержкой, процентов 5 решили ответственно расстаться после терапии, в ходе которой они осознали происходящее в их отношениях, как деструктивно, а 95 % хотели, сохранили и развили отношения в лучшую для них сторону. 


Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи